LivingEntertainment

Старые знакомые

Путь Темура Сулуашвили и Виктории Джаиани в чикагском Джоффри Балете начался в далёком августе 2003 года. Тогда ребята были приглашены учиться в школу балета на полную стипендию. На календаре 2016 год – и Темур с Викторией открыли свой четырнадцатый сезон премьерным спектаклем Балета «Ромео и Джульетта». С постановкой они оба знакомы не понаслышке: несколько лет назад пара танцевала в одноименном балете, но в другой постановке. Такие вот они, старые знакомые.

Ребята, что значит для вас в очередном сезоне вновь выйти на сцену в составе Джоффри Балета? Расскажите о репертуаре сезона. В какой постановке вам не терпится станцевать больше всего?

Виктория (B.): Это наш с Тимуром 14-й сезон, и он обещает быть очень наполненным. Кристофер Уилдон создаёт новую версию “Щелкунчика”, в которой у меня и Тимура очень хорошие роли. С хореографом балета у нас чудесные отношения, и нам не терпится выйти на сцену в новой версии этого спектакля. А также в конце этого сезона будет проходить одноактный балет Юрия Посохова, одного из моих самых любимых хореографов, который поставил на нас потрясающий балет “Miraculous Mandarin”.

Виктория, Джульетту в Джоффри вы танцевали не впервые. Вспомните, когда исполняли эту роль в первый раз и какие воспоминания остались с тех времён?

В.: Джульетта была моей самой первой главной партией, которую я исполнила в 17 лет, когда только пришла в Джоффри. У меня был прекрасный партнёр, которого пригласили из Штутгарта специально для меня. Поэтому эта партия значит для меня много. Я также люблю эту партию в новой версии. И в этот раз мне повезло с партнёром.

Темур, танцевали ли вы когда-либо в «Ромео и Джульетте»?

Темур (Т.): Да. В предыдущей версии я исполнил партию Бенволио, друга Ромео; мне тогда было 19 лет. В этот раз я исполнял роль Тибальта. Обе партии мне близки, и я рад, что мог показать себя в этих ролях с разных сторон.

Как за прошедшее время изменилось восприятие постановки и ваших ролей?

В.: Предыдущая версия, в которой я танцевала Джульетту, очень классическая. Та, которую мы танцевали в этом сезоне, сильно отличалась. Она очень человечная, и её легче прочувствовать и прожить.

Т.: Так как мои роли очень разные, я могу показать разные стороны себя как артиста. Я по натуре весельчак и играть Тибальта, у которого очень тяжёлая натура, мне было очень интересно.

По душе ли вам партитура Сергея Прокофьева? Какие чувства она у вас вызывает?

Т.: Это одна из наших самых любимых партитур. Она по-своему рассказывает историю Ромео и Джульетты и помогает прочувствовать и проживать их трагедию каждый раз по-разному.

Как ваш личный опыт (родительства и замужества) помог вам ближе воспринять ваши роли в данном балете?

В.: Так как у нас обоих очень эмоциональные роли, мы проживаем их на сцене и на репетициях снова и снова. Из них очень трудно выйти. Но, тем не менее, как только мы идём домой и видим сияющее лицо нашего сына Максима, все эмоции, прожитые на сцене, остаются позади, и мы наслаждаемся настоящим: нашим сыном и нашим счастьем.

Насколько проблемы и мотивы «Ромео и Джульетта» близки вам? Какие острые проблемы современности, на ваш взгляд, затрагивает балет?

В.: Я бы не сказала, что нам близки проблемы этой трагедии, так как у нас в семье, слава Богу, все хорошо, поэтому я не очень люблю сравнивать историю Ромео и Джульетты со своей личной. Но, к сожалению, в жизни и в мире много ненависти, негатива и вражды, и мы верим, что добро должно побеждать зло и в мире должна царить любовь.

Photo by Cheryl Mann