PeopleCover story

Юрий Сардаров: «Отличаться от других – самое мощное оружие»

Несмотря на то, что наш герой в двухлетнем возрасте с родителями приехал в Америку, он до сих пор считает себя русским. Сейчас, в свои 26 лет у Юрия за плечами съемки в таких фильмах как «Argo», «The Ides of March», «S.W.A.T.: Firefight». В настоящее время Юрий играет одну из главных ролей в сериале «Chicago Fire» на телеканале NBC. О жизни профессиональных актеров, о становлении своей карьеры и о любви к Чикаго, Юрий поделился с читателями Russian Chicago Magazine. Enjoy! 🙂

Вы приехали в Америку ребенком, которому было всего два годa. Здесь воспитывались и выросли, но… в русскоговорящей семье. Чувствуете ли Вы русские корни? В чем они проявляются?

Детство было довольно интересное, и я думаю любой иммигрант может подтвердить это. Выходя на улицу – ты – Американец, но возвращаясь домой, все чему ты научился за день становится неприемлемым. Я не всегда соглашался со своей семьей относительно того, что было приемлемо и что нет. Тебя постоянно бросает в два разных направления, и это, конечно, может надломить психику подростка, практически незаметно для него самого. И ты не можешь винить своих родителей, потому что они делают то, что считают правильным, также как ты не можешь винить Америку. И так ты как бы теряешься в пространстве, пытаясь собрать по деталям картину этого мира. Я потратил на это годы, – уезжая в колледж, совершая много проступков… даже не помню и половину из них.

Я определённо чувствую себя русским, и я считаю себя русским, но дело не только в этом. Расставляя все на свои места, я должен сказать, что моя мама грузинка, а отец – армянин. Во мне возможно даже и капли русской крови нет, но тогда это все называлось Россией и именно так я отношу себя к России. Мне всегда казалось, что лучше всего для упрощения школьной жизни – это пытаться освоиться в той среде, которая может быть враждебной. Добавьте к этому врождённое чувство стыда за то, что ты не такой как все. Будучи ребёнком, ты не знаешь ничего другого. Я помню, что отводил друзей от своего дома в течение многих лет, только из-за того что наш дом был не таким как остальные. Другая еда, другая мебель – все другое. Я не хотел отличаться от других детей и быть «другим» ребёнком. Конечно, сейчас, будучи взрослым, понимаю, что отличаться от других это самое мощное оружие, которое вы можете использовать. Я считаю, что мне невероятно повезло, что мне были даны очень разные взгляды на жизнь, с самого раннего возраста. Мне повезло, что я жил с бабушкой и дедушкой, которые научили меня таким тонким чертам характера как скромность и преданность, которые я буду совершенствовать на протяжении всей своей жизни. И я стараюсь учить этому всему своего 14-летнего брата, и он, надо отметить, схватывает на лету.

Я могу быть невероятно упрямым, что очень характерно для моего происхождения. Благодаря этой черте моего характера не удивительно, что я попал в первый сезон Chicago Fire.

Бывали ли Вы на Родине ваших родителей?

Не был, но хотел бы. Моя бабушка часто шутит, что однажды она привезет меня в Грузию и найдет мне хорошую жену. Насколько это по-русски? А? Если задуматься, мне кажется, что она не шутит.

Как начиналась Ваша актерская карьера?

Я был в 6-ом классе, в Сент Луисе, когда записался в актерский кружок. К сожалению, эта история не самая завораживающая. Я помню, как впервые сделал небольшую пародию на Джорджа Буша младшего. Думаю, что именно тогда, после того как услышал первый смех из зала, что-то щелкнуло в моей голове, и я подумал: “Ого, так здорово!” Заставлять людей смеяться и плакать – очень мощное средство.

Если бы не работа актером, то что?

Математика давалась мне не плохо… может архитектор? Или психолог. В общем-то, это то, что я делаю в настоящее время. Я часто шучу, что я стал актером, только от того что не способен делать ничего другого. Вся моя семья состоит из музыкантов, а я не могу играть ни на одном музыкальном инструменте. Сейчас я играю Архиепископа Кантерберийского и понимаю, что это определенно не то, чем я бы хотел заниматься.

Что вам больше по душе, съемки в кино или работа на сцене? В чем для Вас плюсы и минусы?

Оба направления очень разные. Игру на сцене никто не может исправить, как это можно сделать в кино с помощью монтажа. И удовольствие от игры ты получаешь сразу. Ты устанавливаешь интимную связь с теми людьми которые сидят по другую сторону той темной пропасти, и тебе дается полное очищение, уступающее только эмоциональной разрядке аудитории. Это бескорыстное искусство, которое часто ошибочно принимается как эгоистичное, возможно, от того, что слишком много актеров не понимают этого. С другой стороны, в кино тебе придается определенное изящество с помощью камеры. Улавливается даже малейшее движение, которое может быть использовано при монтаже. И, если повезет, то миллионы людей будут смотреть и пересматривать твою игру. Такого не может быть в театре. Никогда. Игра в театре – однодневное удовольствие. Я все еще этому учусь. И это прекрасно, поскольку я до сих пор не понимаю, чем я занимаюсь…!

Насколько известно, в школе Вы были очень скромным подростком, но при этом Вы выбрали театральное образование и стали профессиональным актером… Сейчас что-то еще осталось от скромного подростка? И как Вы работали над собой, что бы перестать быть скромным?

Я до сих пор скромный. Мне кажется общество думает, что скромные люди – великие мыслители, что они на пороге открытия чего-то гениального, что сможет изменить орбиту Земли. Может это так и есть, где-нибудь в тихих уголках, где им доверяют больше всего. Но часто, когда я в обществе среди неизвестных мне людей, и меня позвали поболтать, и я не подготовлен к разговору, я чувствую себя идиотом. Иногда, это из-за того, что я не могу сформулировать мысли, иногда потому что у меня нет четких мыслей по теме. Это нормально признать то, что ты чего-то не знаешь. Мы живем в том времени, когда информация вливается в нашу жизнь огромным потоком без перерыва. И часто, мы чувствуем, что должны знать все. «Ты смотрел этот непонятный европейский художественный фильм?» «О, да, конечно, отличный фильм.» Но, на самом деле, ты даже и трейлера к этому фильму не видел. И мы так боимся признаться в этом! Это даже опасно. Столько заумных идиотов разгуливает вокруг нас, потому что нам никто никогда не говорил, что это нормально быть тупым. Учись! Тогда ты не будешь тупым всю жизнь.

Car

Помните свой первый выход на сцену? Что чувствовали?

Я знаю, что это было в постановке 7-ого класса под названием “All I Really Need To Know I Learned in Kindergarten” (пер. “Все, что мне действительно нужно знать, я узнал в детском саду”) by Robert Fulghum. Не помню подробностей, но название просто невероятное!

В каждой профессии есть свои положительные и отрицательные стороны… Что для Вас являются этими сторонами в актерской среде.

Отрицательные стороны – Вам будут говорить много «нет», то что вы не достаточно хороши, вы будете упускать возможности из-за того, что вы на два сантиметра ниже или наоборот выше. У вас никогда не будет достаточно денег. Вы будете рвать на себе волосы, не понимая почему ваш герой делает, то что делает и говорит, то что говорит. Ваши родители будут возмущаться тем, каким эгоистичным придурком вы становитесь. Ваши друзья будут становится успешными, жениться и заводить детей, а вы до сих пор будете арендовать однокомнатную квартиру, учить роль второго охранника и есть лапшу быстрого приготовления. Из позитивных сторон – вы никогда не заплатите и цента за прием психотерапевта.

Это правда и может быть я даже не до конца это понял, но если вы любите что-то больше, чем быть актером, то делайте это.

Перед началом съёмочного процесса в Chicago Fire вы проходили большой подготовительный процесс. Работа с настоящими пожарниками, работа над своей внешностью… Что больше всего запомнили, что впечатлило?

Ты ешь, смеешься, отдыхаешь, но когда раздаётся сигнал, у тебя есть 60 секунд, что бы вскочить в рабочую форму и нестись Бог знает куда. Ты сражаешься с огнем, спасаешь людей, покрываешься сажей. Вскакиваешь назад в пожарную машину с глазами полных адреналина. Возвращаешься домой, ешь, смеешься, отдыхаешь опять до того момента пока не раздастся сигнал. И так 24/7. Если бы у меня был такой опыт в 16 лет, то я, возможно, стал бы пожарником.

Как-то изменилось Ваше отношение к пожарным, когда ощутили их работу на себе?

Единственные, кто сравнятся с их героизмом – это те женщины и мужчины, которые служат в наших вооружённых силах. Сталкиваться лицом к лицу с угрозой, дает тебе чувство собственной полноценности как ничто другое. При этом, это самые милые и приземленные люди, которых я когда-либо встречал, хотя все они сертифицированные «badasses».

Не малую часть жизни Вы провели в Чикаго. Что для Вас значит этот город?

Моя семья и я переехали в Чикаго из Сент Луиса в 2004 году. Долгое время я очень негодовал по этому поводу. Я скучал по моим друзьям. Наш новый город был совершенно другим по сравнению с тем, где я вырос. И с теми ощущениями я пошел в колледж в штате Мичиган, потом переехал в Лос Анжелес. А уже потом я получил работу в сериале Chicago Fire и начал жить в Чикаго. Сейчас я переехал на пару месяцев в Нью Йорк и, надо отметить, никогда так не скучал по Чикаго, как сейчас. Когда ты начинаешь узнавать улицы, людей и то, что ты можешь просто обернуться и посмотреть вверх и увидеть Willis Tower, ты создаешь неразрывную связь с этим городом. Чикаго – это мой город и всегда им будет.

Как думаете, насколько сложно начинающим актерам пробиться на телеэкран?

Получить хорошую роль – это очень сложно. Очень много разных вещей должны оказаться в нужное время и в нужном месте, и это даже не твой талант. Я слышал очень много раз: «Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры». Я с этим не соглашусь. Есть очень много маленьких ролей. Есть такие роли, что ты даже себя там и не заметишь. Но это твоя работа и ты часть того механизма, которая оправдывает потраченные деньги зрителей. Или нет, но это всегда твой выбор.

ep2014_1

В чем Ваш секрет участия в таких проектах как “Argo”, “Chicago Fire”, “The Ides of March”?

У меня был превосходный профессор по курсу «Acting for the Camera” в University of Michigan. Именно он и отправлял меня на прослушивание к двум кастинг-режиссерам на фильм «SWAT: Firefight», и как раз благодаря участию в этом фильме я получил роль в Chiago Fire. На тот момент продюсерам нужны были местные актеры в Чикаго и я оказался счастливчиком в нужное время.

Какую роль Вы бы очень хотели сыграть? Почему?

Я не сыграл еще достаточно ролей, чтобы найти свой идеальный образ, но я думаю, что моя роль Томаса Бекета в спектакле «Бекет» приближает меня к этому. Это очень трагический персонаж, но его харизма настолько осязаема, что не можешь не переживать за него. Так же я хотел бы попробовать сыграть какого-нибудь Шекспировского персонажа, – Гамлета, например.

BecketNYC

Кстати, насчёт «Бекет», что для Вас этот проект? Как Вы в него попали? Поделитесь мыслями о спектакле.

Эта история основанная на реальных событиях. Она рассказывает о дружбе Короля Генри Второго и его преданного друга Томаса Бекета: мужчины, очень похожи друг на друга, за исключением того, что один из них король. Генри настаивает на том, что бы Томас стал Архиепископом Кентерберийским, веря в то, что их дружба достаточно сильна, чтобы подавить возрастающий конфликт между церковью и государством. Томас, однако, всегда добросовестно относящийся к своим обязанностям становится непревзойденным священником и начинает выступать против правления Короля Генри Второго. Таким образом, два близких друга становятся злейшими врагами. Вот такая классическая история. Этот проект, я и двое моих друзей, вынашивали целый год. И наконец, решив собрать денег, мы пошли ва-банк, поставив этот спектакль в Нью Йорке.

На что вы готовы пойти ради идеальной роли?

Всегда держать свою голову поднятой, делать свою работу и не о чем не спрашивать. Если ты напуган, стеснителен или нервничаешь, то используй эту энергию и продолжай учится. Учение – это ключ. Твое главное оружие как актера -это твоя интуиция. Голова сомневается, сердце разрывается, но твоя интуиция никогда тебя не обманет.

NUP_157504_1149

Смотрели русское кино? Что-то запомнилось?

Ну кроме как «Дневного дозора» и «Ночного Дозора» не так много. У бабушки всегда работает НТВ, но я не сказал бы, что уделял этому достаточное внимание. Московский Художественный Театр как-то приезжал в наш университет и они делали полностью русскую постановку «Дяди Вани». Это, возможно, была самая невероятная постановка, которую я когда-либо видел. Никто не показывает лучше такой экзистенциальной тоски и страдания, как русские.

Какие планы на ближайший год? Будущее?

В следующем году продолжу съёмки в Chicago Fire, буду там, наверное, пока не умру (в реальности или на экране). А на будущее? Продолжу работать над собственными проектами со своими близкими друзьями, потому что это меня делает несказанно счастливым.

Если бы у Вас была возможность родится в любой эпохе, в любое время? Что бы выбрали? Почему?

Я бы сказал Итальянский Ренессанс, но вероятно, я бы там уже умер через неделю от какой-нибудь малярии или лихорадки. Может быть конец 60х-начало 70х в Америке. Это Золотой Век кинематографа и театра. Я бы там нашел бездомного Аль Пачино и подкупил бы его, что бы стать его лучшим другом.

Часто рискуете?

Я бы сказал, что да. Риск и вознаграждение идут рука об руку. Наверное, я бы добавил еще «сожаление». Я не люблю людей, которые говорят «Я никогда не о чем не жалею». Что? Правда? Ну, я тогда предполагаю, что они никогда не совершали никаких серьезных ошибок. Я о многом сожалею и буду продолжать это делать. Умение сожалеть делает тебя сильнее, дает тебе возможность расти и толкают тебя на правильный путь. Мои родители иммигрировали в эту страну ни с чем. Они рискнули своей жизнью ради моего будущего. Если я не могу рискнуть и пожертвовать такой вещью как роскошь, ради их выбора, то я никогда не смогу жить с самим собой.

О чем-то очень сильно жалели в последнее время? Вообще часто думаете о том, что хотели бы что-то изменить?

В данный момент, жалею о недостатке смиренности, которое стоило мне роли. Это была для меня пощечина. Смирение должна быть одной из десяти заповедей.

Какое ваше любимое место в Чикаго?

Я живу сейчас в районе Old Town, люблю я это место. Наверное, я бы ещё назвал Wicker Park. И River West – район, который отстроила Опра. Там огромное количество отличных ресторанов. В одном из них есть самый вкусный бургер, который я когда-либо ел в своей жизни. И я вам никогда не скажу название этого места. 😉

Сейчас много времени проводите в ЛА, что для Вас ближе?

После того, как сериал Chicago Fire будет завершен, хочется мне или нет, но мне придется возвращаться в Лос Анжелес. Ведь там вся работа для актёра. Но Чикаго-это мое сердце. И не один город не займет его место.

Андрей Акимов, Константин Воронов