BlogsДругая параллель

10 000 белых тигров под нарисованными фонарями

Современное искусство на то и современное, что призвано отражать действительность во всех измерениях. Побывав на нескольких экспозициях в одном из центров современного искусства в Москве, я увидела, как художники отражают действительность сегодня: в плоскостях, переходящих в четвертое измерение в виде горошин и капель, трехмерно – в перевернутых унитазах и обутых в кеды табуретах, в фотографиях и рентгеновских снимках, которые вообще находятся за пределами какой-либо реальности… Быть может это и есть действительность?

Первая же экспозиция заставила усомниться в “альбедо” современных живописцев. Выставка признанного, но далекого от обывателя, художника-концептуалиста Никиты Алексеева называлась “10 000 белых тигров, побритых Оккамом”. Первое что видит зритель – это несметное количество зеленых горошин, нарисованных карандашом и закрашенных акварелью. Под полотнами с горошинами стоят пирамиды из банок с консервированным горошком… Как объясняет сам автор, “гороховые полотна” посвящены Полю Гогену и его высказыванию, изменившему традиционное представление о живописных ценностях: “Килограмм зеленого зеленее грамма зеленого”. В сопровождении к рисункам написано следующее:

На этих рисунках изображены 29.523 зеленые горошины (3 зеленые горошины, 9 зеленых горошин, 27 зеленых горошин, 81 зеленая горошина, 243 зеленые горошины, 729 зеленых горошин, 2.187 зеленых горошин, 6.561 зеленые горошины и т.д.). Для этого было израсходовано 4, 5 мл зеленой краски, разведенной в 150 мл воды.

Вес одной реальной горошины в среднем 0,45 г, то есть в консервной банке емкостью 425 мл умещается приблизительно 600 – 670 горошин общим весом 265 г. Соответственно, 29.523 нарисованные зеленые горошины изображают содержимое 50-ти банок зеленого горошка.

После такой аннотации к своему произведению, автор задается вопросом:

Но все же, что зеленее: горошины, нарисованные на бумаге, или зеленый горошек, герметически запаянный в консервные банки?

Кроме гороха, среди произведений Алексеева можно увидеть “одну морковь внутри красной коробки” или “красную коробку с морковью внутри” – кому как больше нравится (цвета коробок и количество моркови на рисунках варьируются), а так же женщину с постепенно редеющими волосами (под каждым рисунком скрупулезно подписано количество оставшихся на голове женщины волос) или капли дождя в том же стиле, что и “гогеновские” горошины.unnamed3

Но центральным экспонатом выставки концептуалиста все же является каскад рисунков о белых тиграх, которые и дали название выставке. Смутное ощущение того, что где-то это уже было, превратилось в твердую уверенность при виде полотнищ с белыми и золотыми квадратами. Только есть одно но: известный шедевр Малевича – был протестом против паразитизма в мире искусства, как бы обнажающий его истинную цену. А в чем же замысел белых тигров Алексеева?

“10 00 белых тигров на золотом поле” оказались белыми квадратами в золотом обрамлении, которые зеркально перекликались с золотыми квадратами в белых рамах – тигры поменяли дислокацию и расположились ровным четырехугольником вокруг золотого поля… Так, в”Черном квадрате” Казимира Малевича (хотя он и не квадрат вовсе, а трапеция) вместо тигров чисто иронически принято видеть “негров, ворующих ночью уголь”. А, здесь наоборот: вместо тигров дóлжно видеть квадраты.

Как объясняется в одной из статей, посвященных данной выставке, горошины, капли, коробки с морковью и белые тигры – это… идеальные пособия для глазной гимнастики. Но это еще не вся задумка! Автор упомянутой статьи, Валентин Дьяков, раскрывает суть гениальности Никиты Алексеева следующим образом: благодаря длительной глазной гимнастике, зритель получает карту творческого маршрута (на одном из полотен Алексеев рисует дробные числа, обозначающие количество дней, потраченных на рисование горошин) и попадает в … черную дыру, в которую утекает личное время творца, чтобы выйти с другой стороны уже художественным.

unnamed1

И чтобы передать читателю общую атмосферу, царящую в современном искусстве я и привожу столь подробное описание этой выставки. Явственно возникает ощущение того, что личное время, потраченное творцом на рисование зеленых горошин, превращается в художественное то ли под воздействием творчества Поля Гогена, то ли чего-то другого, более приземленного и во многих странах запрещенного.

Другой художник, Василий Слонов, – автор нашумевшего проекта «Welcome! Sochi 2014», кроме личного времени, приносит на алтарь современного искусства еще и личное здоровье. Творчество Слонова является любопытным фактом художественного акционизма. Но в отличие от публичного акционизма, когда художники себя всячески калечат, здесь автор медленно и методично пронизывает своё тело смертельно опасными радиоактивными излучениями. Таким образом, создаются произведения, которые в прямом смысле, лишают художника жизни.

Как говорит сам Слонов: “Придуманный мной проект рентгенографики начал осуществляться в прошлом веке, а именно в 1999 году. Впервые был показан на Четвёртой Красноярской бьеннале «Искусство памяти» в 2001 году и назывался «Друзья детства» (рентгенографика, серия иллюстраций шедевров мировой литературы). Единственное спасение сегодня, когда реальность гадит на меня, это воспоминания детства, воспоминания себя в хороводе литературных героев. Сегодня, общаясь с людьми образованными и не очень, порою трудно убедить их в реальности существования моих друзей детства. И как последний аргумент, я достаю из шкафа эти флюорографические снимки: Карлсона, Данко, Ахилла, Герасима, Раскольникова, Одноногого Сильвера, Всадника без головы…”

unnamed4

В сопроводительных текстах к экспозиции Василия Слонова утверждается, что технологичное искусство рентгенографии остаётся аналоговым. Здесь невозможны никакие цифровые спекуляции, так как изображение создаётся рентген-лучом проходящим через литературного героя. И автор как бы заставляет литературные персонажи пройти флюорографию по месту жительства – эти снимки становятся предметом экспозиции. Снимки экспонируются на медицинских шкафах (лайтбоксах), как это и происходит в жизни.

Что касается нашумевшего проекта «Welcome! Sochi 2014», то здесь есть действительно интересные экспонаты, как например, конькобежные коньки-вьетнамки, плакат “В Сочи везут снег” или коллаж из подборки недвусмысленного содержания картинок на тему обратной стороны медали “Зимней олимпиады” (проституция, наркотики, межнациональные конфликты, неряшливость туристов, смертельные ошибки спортсменов и т.д.). Актуальность этих экспонатов бесспорна, учитывая огромные средства, затраченные правительством России на предстоящие Олимпийские игры. Кроме того, это единственный художественный проект, из всех увиденных мною в центре современного искусства “Винзавод”, отражающий, пусть и не совсем корректно, современную действительность со всеми ужасами ее подноготной.

Таким образом, в результате осмотра еще немалого количества других экспозиций и групповых выставок, я получила представление об инструментах и выразительных средствах современного искусства. Некоторые из них действительно способны обнажать скрытые и затененные стороны реальности, а некоторые наводят ужас и разрушают сознание обывателя. Например, в чем смысл перевернутого унитаза со встроенным видеоэкраном, на котором демонстрируется красочный мультфильм с экскрементами в главной роли? Видимо в том, что как ни крути и ни приукрашай, “содержание” не изменится… Или в чем художественная ценность перевернутого дивана, подушки которого размалеваны обликами смерти на черном фоне? В то же время поражает внезапный контраст – картина, изображающая Детство под ударом ужасов современной реальности: летящий на доверчивую маленькую девочку гигантский красочный головастик, наполненный химерами, гримасами и карикатурами мультперсонажей.

И последним, возможно самым шоковым элементом современного искусства (если не считать “творческие” мастерские по созданию откровенно пошлых экспонатов с похабными напутствиями посетителям на деревянных табличках) оказался для меня жанр фотографии. Особенно поразила групповая выставка всемирно признанных, что особенно удивляет, украинских фотохудожников. Кроме вариаций на неисчерпаемую тему “голодомора” и советских снимков сексуального характера, мир искусства пополнился коллекцией откровенных фото интимных частей тела неизвестной девушки из соцсетей (это ли творчество всемирно признанных фотографов?).

Но все же самым пугающим для меня стала “арт-обработка” фотографий летчиков-героев Харьковского авиационного училища. Найденные в разрушенном училище негативы фотографий подвигли фотохудожников украсить негативы элементами флоры и фауны. Простыми словами, на лбы ветеранам посадили стрекоз, а мундиры с орденами украсили гербарием…

Единственным, приносящим истинное эстетическое удовольствие, арт-объектом на этом празднике современного искусства я бы назвала трехмерное граффити проекта “Стена”. Слабый свет нарисованных фонарей был настолько реалистичен, что пробивался сквозь пелену вечернего московского тумана, отбрасывая нарисованные блики на влажную кирпичную стену. И все, увиденное ранее, арт-безумие постепенно меркло перед этим умиротворяющим зрелищем, воспаленный мозг понемногу освобождался от какофонии режущих “образов” современного искусства.

А может, в этом и есть его смысл: современное искусство – это шоковая терапия, призванная вывести мир из нравственного оцепенения?

Дарья Миронова

Previous post

Christkindlmarket: 29 дней «Das Ist Fantastisch’a!»

Next post

Леонард Голдберг и Алекс Кац: «Бизнес строится на отношениях с людьми, а не с изделиями!»