Sportinterview

Алексей Олейник: на вершине мира

Боец тяжёлого весового дивизиона Алексей «Удав» Олейник (49-9-1) дебютировал в UFC 28 июня в Сан-Антонио, штат Техас. Ему понадобилось две с небольшим минуты, чтобы заставить сдаться 33-летнего американца Энтони Хэмильтона в результате удушения. Алексей применил на деле один из своих козырных приёмов – ущемление диафрагмы.

В интервью «Russian Chicago» Алексей рассказал, как у него возник вариант подписания контракта с UFC; что его главный тренер – жена; как он набрал 20 кг за три месяца в 2007 году, чтобы перейти в тяжёлый весовой дивизион и о многом другом.

Звания/достижения: Алексей Олейник – двухкратный чемпион мира по боевому самбо; чемпион Евразии и России по боевому самбо; мастер спорта международного класса по самбо; чемпион мира по версии М-1 Global, ProFC; чемпион турнира «Легенда», Grappling Quest и WCMMA.

 

– Алексей, какие эмоции переполняли вас, когда вы одержали победу в дебютном бою в октагоне UFC?

– Таковых побед в моем активе немало. Однако UFC – совершенно другой, достаточно высокий уровень. Естественно, было приятно. Я осознавал уровень ответственности и те надежды, которые на меня возлагали мои фанаты. Понимал, что олицетворяю не только бойца, но и свою страну. Хотелось не подвести тех, кто рассчитывал на меня. Не подвёл! Очень был удивлён атмосферой в зале и благодарен американцам: ведь зал равно принимал и меня, и своего соотечественника. Не было никаких эксцессов и после боя. Люди пришли на шоу, и они действительно радовались и наслаждались атмосферой происходящего.

– Бой для вас закончился, едва начавшись …!?

– Нельзя так сказать. Иногда пять секунд во время поединка тянутся словно месяцы, когда бывает очень тяжело или ты не понимаешь – что, где и как делать. У меня же все получилось, как и было запланировано. Удалось чуть потрясти соперника, сбить его с толку. Пока он приходил в себя, успел перевести бой в партер, а пока он противился переводу на землю, я уже выходил на приём. Чуть обогнал Хэмильтона в физических действиях.

– Насколько вам удалось на деле проверить усовершенствования в ваших ударных способностях?

– Действительно, в последнее время я уделял больше внимания ударной технике, чем всему остальному. Во время боя удалось на деле проверить кое-какие удары. Есть хорошие сдвиги, но и, конечно, предстоит ещё над чем работать. На достигнутом останавливаться не хочется. Если продолжать работать в том же духе, улучшения будут очевидны.

– Успело ли у вас сложиться какое-то мнение о сопернике?

– Энтони – здоровый парень, крепкий, гибкий. Видно, что готовился под меня, работал над теми моментами, которые я применяю на деле весьма часто. То, что у меня обычно хорошо получается, на этот раз получалось гораздо хуже. Если бы я не потряс его ударом, мне было бы гораздо труднее.

– Несмотря на это, завершить бой вам удалось с помощью вашего козырного приёма – диафрагмы …?

– У меня комбинация состоит из двух-трёх технических действий. Я выхожу на удержание, а оттуда уже делаю два-три приёма. Применяю один приём, к примеру, на этот раз это была диафрагма. Если бы она не получилась ещё секунд десять-пятнадцать, была бы опасность – рефери поднял бы нас в стойку. Если бы у меня не получилось завершить диафрагму, перешёл бы на другой приём: в другое положение, где я лишь чуть разворачиваюсь на бочок. Не получился бы другой, перешёл бы со второго на третий приём. Главное, оказаться в нужном положении.

MMA: UFC Fight Night 43-Oliynyk vs Hamilton

– Как оказалось, всё сложилось благополучно. А поединок завершился для вас без каких-либо серьёзных травм?

– Пару синячков есть; гематомка; где-то побаливает то локоть, то коленка … Но это мелочи. Можно сказать, что очень легко отделался.

– Когда бы вы хотели провести следующий поединок в UFC?

– Наверное, в октябре-ноябре. В идеале, месяц-полтора отдохнул бы, а потом у меня было месяца два-полтора на подготовку. Однако всё зависит не только от меня, но и от организации. Если руководство захочет, чтобы я дрался через два месяца,  наверное, соглашусь. Хотелось бы хорошего именитого соперника, но, думаю, пока такого мне не дадут. Ещё разок или два меня проверят. Если все пойдёт как по маслу, то тогда уже, надеюсь, дадут кого-то из легендарных личностей в соперники.

– Расскажите, как складывалась ваша подготовка к дебюту в UFC. Ведь сперва ваш первый бой планировался на январь, но из-за травмы он был отменен. Руководство UFC сумело перенести его лишь на 28 июня.

– Да, первый бой у меня должен был быть зимой, но я получил травму. Думал, что до боя все заживёт, но недели за три-четыре до январского дебюта я эту травму на тренировке усугубил. Понял, что очень опасно драться с повреждённым ребром и отказался от боя. Когда травму залечил, начал готовиться по нескольким направлениям: борьба, силовая и ударная подготовка. Сборы завершил уже в горах на Кавказе (в Ингушетии), где тренировались более двух недель.

– А как возник вариант подписания контракта с UFC?

– Я выступал себе и выступал. Мне ничего не надо было. Где предлагают, там и принимал участие. Однажды задумался, какие вершины я ещё не покорял, куда  ещё не попадал, выше чего не забирался …? И понял, что на данный момент лучше организации в мире, чем UFC, нет. А лет-то мне немало. Понимаю, что моя карьера не совсем на закате, но и не в самом начале, ибо осталось мне ещё несколько лет выступать. Потому и решил испытать свои силы в этой американской организации. Факт остаётся фактом: если ты попал в UFC, значит, тебя отметили, значит, ты один из лучших в мире бойцов. Поэтому мне захотелось сюда попасть. Раньше к этому не стремился, но со временем приоритеты поменялись. На данный момент мои интересы представляет агентство First Round Management. Я очень доволен работой этой компании и надеюсь на наше продолжительное сотрудничество.

– У каждого бойца есть свои цели. Какую главную цель вы ставите перед собой в UFC? Чего хотите достичь в этой организации?

– По правде говоря, не хочу строить каких-то грандиозных планов на будущее. Если у меня будут две-три победы подряд, буду очень этим доволен.

– Вас называют «Удав» и, в принципе, все знают, почему. Но расскажите все-таки о появлении этого никнейма?

– Уже и не вспомню, кто и когда меня так назвал. Было это лет десять назад. Так и повелось. А почему? Естественно, потому что большинство приёмов, технических действий, которые я делаю, это удушения. Любимые те, которые получаются: ущемление диафрагмы или иезекииль чоук. Раньше нравился треугольник, но с набором массы его стало делать сложнее. Когда у человека вырастают ноги, становятся потолще, его становится тяжелее забрасывать. Серьёзно! Когда я весил 85 кг (гораздо меньше, чем сейчас), делать треугольник было очень просто. Я целенаправленно набрал 20 кг за три месяца в 2007 году. Очень много тренировался, правильно питался и набрал 20 кг. Это очень много. С тех пор этот приём у меня перестал получаться, потому что в этом весе больших соперников очень тяжело заключать в треугольник.

– Зачем же вы набирали тогда столько килограмм?

– Хотел целенаправленно перейти в тяжёлый вес. Ведь не секрет, что тяжёлая – самая престижная категория в любом виде единоборств, будь то карате, бокс, дзюдо или борьба.

– Какова была реакция вашей жены?

– А я набрал вес с помощью Татьяны. Она мне расписывала питание, кормила меня. Мы с ней договорились, что буду есть только то и столько, сколько она скажет. Мы пообещали это друг другу, и у нас всё получилось.

MMA: UFC Fight Night 43-Oliynyk vs Hamilton

– Татьяна ваш и тренер, и секундант, и человек, который составляет план вашего рационального питания … Насколько важно присутствие Татьяны в вашей жизни?

– Очень важно. Мы понимаем друг друга с полуслова и без слов. Даже по одному взгляду она понимает, чего мне не хватает, или что-то случилось. Таня  действительно хорошо разбирается в смешанных единоборствах. У неё есть синий пояс джиу-джитсу. Она знает и чувствует меня. Мы с ней прорабатываем план на бой. А она уже по этому плану видит, что у меня получается, что нет, и чем мне нужно помочь во время перерыва.

– А каково ваше мнение о бойцах тяжёлого весового дивизиона в UFC?

– Бойцы-тяжеловесы UFC – это спортсмены-легенды,  ребята высочайшего класса. С любим из них подраться в октагоне всегда будет за честь. Они самые сильные бойцы в мире.

– Ваш рекорд с 49 победами в 59 боях впечатляет! А кто же оказался самым сильным соперником, с которым вы оказались один на один в ринге или в клетке?

– Честно говоря, об этом сложно говорить. Бой с Мирко «Кро Копом» оказался очень серьёзным поединком. Было тяжело психологически, ведь я дрался с легендой ММА. Очень сильно настраивался и очень тяжело было выходить на бой и против Джеффа Монсона.

– Вы начали заниматься смешанными единоборствами с 1996 года. В спорте вы уже около 17 лет, не так ли?

– Пришёл в спорт, когда мне было 19 лет. Уже через несколько месяцев тренировок выступил на первом чемпионате. С тех пор спорт стал неотъемлемой частью моей жизни.

– На ваш взгляд, насколько развитие ММА в России отстаёт от развития смешанных единоборств в США?

– Лет десять назад ММА стран бывшего Советского Союза отставало от ММА США на лет шесть-семь. Сейчас же отрыв не так велик: может быть, лишь полгодика. У нас сильно подтянулись все кроссфитовские системы; ребята начали особое внимание обращать на работу с весом, как правильно пользоваться своим весом.

– Скажите, а сколько вы весите в повседневной жизни?

– 108-110 килограмм. В этом весе я и дерусь.

 – Слышала, вы проводите тренировки в условиях нехватки кислорода?

– Подобное мы попробовали только во время последних сборов. Когда делал забеги на гору, во время последнего из них я минуту или две должен был бежать в маске. Не так, кажется, и много, но на фоне усталости достаточно тяжело было выполнять подобные задания.

 – А кто вас тренирует?

– По силовой подготовке я работаю с Яном Лялиным. По боксу во время последнего сбора нас тренировал Александр Сальников. Неразлучны мы во время тренировочных сборов и с моими спарринг-партнёрами – Дмитрием Сосновским и Александром Куклатковым. Уже много лет в области самбо я хожу заниматься с ребятами к Валерию Валентиновичу Волостных. Основных перечислил. А самый главный тренер у меня – жена! Спасибо ей за всё.

Виктория Булахова
Photo credit: Troy Taormina-USA TODAY Sports

Previous post

Всегда ли готов пионер?

Next post

Чем бы изобретатель не тешился...