Sportinterview

«Шестидесятый рубеж» Алексея Олейника

В прошедшую субботу, 22 ноября, вторую победу в UFC положил в свою копилку Алексей «Удав» Олейник, нокаутировавший на четвертой минуте первого раунда Джэрада Рошолта. Алексей впечатляюще завершил поединок, что не осталось без внимания и боссов американской организации смешанных единоборств, наградивших его бонусом в $50 000 в номинации «Выступление вечера». Этот бой оказался 60-м по счету в профессиональной карьере Олейника, 50 «викторией» в его активе и продлил непрерывную серию его побед до одиннадцати.

 – Алексей, каковы ощущения после второй победы в октагоне UFC?

– Естественно, очень хорошие. Результатом доволен. Вторая победа и все отлично! Несколько дней побуду в эйфории, а потом уже войду в обыденный ритм, начну думать о дальнейшем, о будущих подготовках и планах. Сначала, конечно, отдых, а потом уже будем строить дальнейшие спортивные планы.

 – Казалось, смотря начало поединка и болея за вас, без валидола было не обойтись …!?

– Старт боя я, конечно, проигрывал, но ничего сверхопасного там, думаю, не было. Можно было, наверное, понять, что выглядел я слегка растерянно. Так оно на самом деле и было. Казалось, мы учли все аспекты того, как соперник может работать. Однако не учли одного: Рошолт может работать и бить ногами. Он начал наносить лоукики, и у меня «перезагрузка» пошла в голове. Отдышался, а дальше уже все пошло по плану.

Может быть, растерянным вы и выглядели, но вскоре начали полностью контролировать ситуацию.

– На самом деле, ничего опасного в те моменты не было. Джэрад меня не душил, а как борец лишь хотел затащить на настил, чему я сопротивлялся. Когда же мы вернулись в стойку, во мне уже кипела и злость спортивная, и агрессия начала вспыхивать, и сам на себя я злился, что первое время не мог ничего противопоставить оппоненту. Естественно, очень хотелось отыграться.

Комбинация правой-левой в голову, с помощью которой ваш оппонент оказался на лопатках, была продумана или получилась по ходу поединка?

– Вы верно сказали – она действительно была продумана. Мы разрабатывали с моим тренером Александром Сальниковым две-три комбинации и очень много над ними работали. И вот одна из комбинаций, как говорится, прошла. Чтобы не потерять инициативу, я решил нанести контрольный удар на добивание.

Насколько приятно было узнать, что руководство UFC награждает вас бонусом в $50 000 за «Выступление вечера»?

– Конечно, очень приятно, но самое главное – я одержал победу. А деньги служат приятным бонусом в дополнение. Очень доволен, что порадовал свою команду и всех болельщиков, достойно выступил представил свою страну, клуб и своё имя.

 – Знаю какое-то время вы готовились к этому бою в Ингушетии. Почему ездили именно туда и как в целом прошёл сбор к поединку?

– Подготовка прошла отлично. Очень благодарны принимающей стороне, всей Ингушетии и тем, кто нам там помогал. Место, куда мы ездили в Ингушетию. весьма уединённое. Нет никаких отвлекающих факторов: ни телевизора, ни интернета, практически не работает мобильная связь … – лишь отличная природа, спокойствие и тишина. Мы поехали туда небольшим коллективом, дабы провести завершающий этап подготовки, шлифовали технику и разрабатывали план на бой, а до этого работали в Москве над выносливостью.

Бой 22 ноября получился для вас знаковым в плане чисел: это ваш 60-й поединок в карьере, 50-я «виктория» в вашем активе, 11-я победа подряд …! Вы обращаете внимание на подобные факты?

– Обращаю! И впервые я выступил в 1996 году тоже в ноябре. Я и это все помню. Помню количество боев, какой бой и так далее. У меня все эти цифры и факты держатся в голове. Я на них не молюсь, но в памяти все равно отмечаю.

Вы на рассвете своей карьеры вообще могли представить, что перевалите рубеж в 60 боев?

– Когда-то давно, разумеется, не ожидал, а уже когда перевалили за 40-50 боев, тут уже начал понимать, что двигаюсь все дальше и дальше. Сейчас, к примеру, понимаю, что до 100 мне просто не реально дойти. А когда был молодой, не знал, до какого рубежа вообще смогу добраться: будет у меня в жизни три боя, или десять, или сто.

Ещё перед вашим первым поединком в UFC вы говорили о том, что уделяете в последнее время намного больше внимания ударной технике. На ваш взгляд, субботний бой и комбинация, которая воплотилась в жизнь, яркое отражение того, над чем вы работали в последнее время?

– Да, вы правы. Плюс это также отражение того, что мы правильно выбрали стратегию подготовки и план на бой. Мы знали, что Джэрад – ­хороший борец. А я получил травму, из-за которой не смог бороться несколько месяцев во время подготовительного периода. Естественно никто, кроме моей команды и меня, об этом не знал. Травма почти прошла к поединку, но я был не подготовлен, не наработан в плане борьбы. Так как все свои поединки я заканчиваю на земле, то мы предполагали, что соперник будет опасаться бороться со мной. А потому решили оппонента удивить и выбрать ударную стратегию ведения боя.

А что у вас за травма была, можно узнать?

– Сустав был сильно повреждён. Не работала у меня одна конечность какое-то время. Совсем.

 – Были ли мысли сняться с боя?

– Тревожился, конечно, по этому поводу, но мыслей отменить поединок не было. Предполагал, что если мы будем бороться во время боя, то я буду хуже подготовлен, чем был бы подготовлен в стойке.

Скорее всего я не буду первой, кто задаст вам этот вопрос: почему вы вышли на взвешивание в майке с изображением Владимира Путина?

– Хотел выразить свою гражданскую позицию. То, что происходит между страной Украиной, в которой я родился и вырос, и страной Россией, в которой я живу последнее время, просто ужас. Я хотел выразить мысль о том, что не нужно драться и воевать …! Ведь есть сильный и мирный план, который предлагает президент России, и я его поддерживаю. Шквал из-за моего поступка с Путиным на майке поднялся нешуточный. Важно сказать: меня не упрекнуть, что я россиянин; я – украинец, родился там и тридцать лет прожил на Украине, все корни у меня оттуда. Я действительно очень сильно переживаю по поводу того, что сейчас происходит в стране. И я возмущён, что во всем этом обвиняют Россию. Я понимаю, что это не российские проблемы пришли на Украину, а кто-то этого не может или не хочет понять …!?

В начале года из-за событий за Украине вам пришлось прекратить на время проведение турниров клуба «Оплот». Вы возобновили проведение подобных мероприятий совсем недавно в Москве под эгидой того же клуба. Несколько слов об этом.

– Достаточно объёмную часть организационной работы клуба выполняю я, но в большей части процесса задействована моя супруга Татьяна, по совместительству руководитель моего тренерского штаба и секундант. За последние три месяца мы провели четыре турнира. В начале декабря должно быть пятое. За два года «Оплот» организовал и провёл 104 турнира. Из-за событий на Украине нам пришлось перевезти клуб «Оплот» в Россию. Мы не проводили турниры около десяти месяцев, ведь нам пришлось отстраивать клуб, можно сказать, с нуля уже в Москве. Заново закупали все оборудование для зала, заказывали клетку, ринги, ковры, но зато клуб открыл свои двери. Более того, многие говорят, что является одним из лучших в России.

Вы упомянули про вашу жену. Насколько вам необходимо и важно её присутствие в вашем углу во время боя?

– Кроме того, что Татьяна моя жена, она ещё и кандидат в мастера спорта по дзюдо, у неё коричневый пояс по джиу-джитсу. Она реально очень хорошо разбирается в смешанных единоборствах и отлично знает меня: когда я устал, когда играю либо прикидываюсь с соперником, какая у меня травма, что я могу сделать, а что нет во время боя. Таня мне очень помогает, поддерживает, подсказывает во время боя, да и спуску мне тоже не даёт. На тренировках, когда я хочу расслабиться, заставляет меня работать ещё упорнее. Никакого отдыха! А потому результат нашей совместной упорной работы на лицо!

И субботний поединок Алексея 22 ноября яркое тому подтверждение.

 

Виктория Булахова

 

Previous post

Pommes Dauphinoise - creamy and cheesy potato casserole

Next post

Стиль жизни: Гена Skitzo