BusinessFoodPeople

Белорусский мёд в Whole Foods

В октябре в сети натуральных и органических продуктов Whole Foods начались продажи белорусского мёда Apiterra. А в апреле 2019 г. баночки со сладким продуктом появятся в 2500 магазинах Kroger. Дмитрию Григоровичу и компании «Медовый шлях» не сразу удалось покорить Америку – для этого пришлось изобрести новую технологию.

Мечта поставлять свой товар в США появилась у молодого белорусского предпринимателя в 2015 году, когда он, приехав в страну как турист, впервые зашёл в Whole Foods и был впечатлён размахом и организацией магазина. Его первоначальная бизнес-идея – продажа берёзового сока – потерпела крах, так как заинтересовать магазины Дмитрию не удалось. Тогда он предложил сотрудничество Александру и Ольге Гаврилик, которые в Гродно запустили стартап и стали производить мёд под маркой «Медовый шлях». «Я позвонил им из Нью-Йорка и спросил, хотят ли они выйти на американский рынок. Они поддержали идею».

Сначала партнёры решили выбрать нишу и поэкспериментировать со вкусами, чтобы определить те, которые понравятся американцам. Выяснилось, что если не брать мёд как ингредиент в разных производствах, то в основном здесь продаётся крем-мёд. Поэтому ставку решили сделать на мёд, смешанный с какими-нибудь фруктами и ягодами. Основатели «Медового шляха» придумывали новые сочетания, изготавливали и отправляли в США, а Григорович продавал баночки на фермерском рынке и собирал отзывы. В отличие от жителей СНГ, американцы не любят клюкву и малину, зато им пришелся по душе мёд с клубникой и виноградом. Также попробовали предложить мёд с полезными ингредиентами, в основном травами.

Dimitri Grigorovich, CEO of Apiterra Honey

Следующим этапом стала разработка бренда Apiterra. «Мы сделали дикое количество упаковок и все возможные ошибки», – рассказывает Григорович. Каждый вечер он обходил мелкие магазинчики и продавал мёд их владельцам. Но результата почти не было – даже если магазин соглашался взять Apiterra, их посетители почти не обращали внимания на этот продукт.

Впервые удача повернулась лицом к бизнесменам весной 2017 года – мёдом заинтересовалась крупная сеть Wegmans, представленная в северо-восточных штатах США. Чтобы развить успех, Дмитрий объехал все 98 магазинов сети, пообщался с продавцами и выслушал отзывы. Заодно была создана «Медовая академия»: он рассказывал продавцам, какие виды мёда бывают, какие регионы мира какой мёд дают, как отличить настоящий мёд от поддельного и пр. Но даже этого было недостаточно.

Прорыв наступил, когда партнёры случайно придумали новую технологию физического воздействия на мёд: она позволяла мёду оставаться полужидким, не засахариваться, не подвергая его при этом сильному нагреву. Поэтому мёд сохранял свои вкусовые качества и полезные свойства. Оказалось, это именно то, что было нужно американцам – такой продукт легко есть «на ходу».  На отработку технологии ушло два года.

Получившийся в результате вида меда назвали soft raw honey. Дмитрий Григорович разослал его образцы по всем сетям и дистрибьютерам, с которыми он уже сотрудничал, и почти всем продукт понравился. Но только в этом году он смог убедить закупщиков сети Whole Foods взять Apiterra – продажи на Восточном побережье США начались 1 октября, во всей сети стартуют чуть позже. Сразу после этого был подписан контракт с третьим по величине ритейлером мира – сетью Kroger.  

Отдельным вопросом стал контроль качества. Поскольку ежемесячно нужно производить до 30 тонн мёда, «Медовый шлях» большую часть сырья закупает у производителей из России, Украины и Белоруссии. Попадается много фальсификата, пасечники лечат пчёл антибиотиками, что запрещено в США и ЕС. Поэтому все образцы мёда приходится отправлять в лабораторию в Германии.

На сегодняшний день в ассортименте Apiterra (apiterrahoney.com) 20 видов меда, которые продаются в 3800 магазинах США. Есть планы перенести разработку и производство в Америку и открыть здесь в начале 2019 года небольшую лабораторию и фабрику.

Елена Шишулина по информации RBC

Previous post

«ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО» ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА СЦЕНУ AUDITORIUM THEATRE

Next post

Пьеса белорусского драматурга на сцене чикагского театра Tuta