PeopleCover story

Бернард Черкасов: «Мы все рождены с равными правами и свободами …!»

Уехав со своей семьей в Америку из Азербайджана Бернард продолжил сражаться за свои права. Возглавляя самую крупную гей и лесби правозащитную организацию во всем Мидвесте, он борется за равные права всего ЛГБТ-сообщества, меняя не только свою жизнь, но и жизнь десятков тысяч людей в штате Иллинойс.

 – Бернард, как вы оказались в Equality Illinois? Что привело Вас в ЛГБТ политику?

– Наша семья покинула Советский Союз в 1989 году. Как и многие другие беженцы мои родители мечтали о переезде в Америку, так как считали эту страну равных возможностей для всех. Я вырос, полагая, что чем больше работаешь, тем больше шансов реализовать свою американскую мечту. Но для геев и лесбиянок были очевидные юридические препятствия в вопросах равноправия: гей-студенты подвергались издевательствам в школе; во многих штатах вы могли быть уволены с работы из-за своей ориентации; гей-пары не могли заключить брак. Для меня это было очень не по-американски, поэтому я и захотел стать частью движения, чтобы изменить это положение.

– Расскажите, какие главные задачи у организации? Чем она занимается?

– Equality Illinois является крупнейшей организацией по защите равных гражданских прав для геев и лесбиянок. Совсем недавно нашей главной задачей было продвижение закона об однополых браках в штате Иллинойс. Но даже после подписания закона, у нас все еще остается много работы. Мы должны быть уверены, что гей-студенты перестанут подвергаться издевательствам в школах, что исчезнет страх потерять свою работу у людей нетрадиционной  сексуальной ориентации. Нами двигала уверенность, что к каждому необходимо относяться с уважением, независимо от взглядов на жизнь.

IMG_3213

– Как, по вашему мнению, принятый закон об однополых браках в Иллинойсе может повлиять на дальнейшее развитие штата?

– Было проведено исследование в одном из ведущих университетов. Оно показало, если однополые пары будут иметь возможность заключать браки, то позитивный эффект на экономику штата существенно увеличится. Вы только представьте, что 10 000 однополых пар поженятся, будут организовывать свадьбы, приглашать гостей, путешествовать в свой медовый месяц … Стало быть, все деньги, которые они тратят, пойдут на поддержку местных бизнесов. Более того, являясь красивым и самым большим городом на Мидвесте, Чикаго будет привлекать к себе однополые пары со всего Среднего Запада.

– Как вообще новый закон изменит жизнь однополых пар? На что конкретно гей-пары смогут рассчитывать?

– Женатые однополые пары теперь имеют полные права, как и гетеросексуальные семьи. Например, если кто-то из супругов будет госпитализирован, тогда он (она) будут иметь возможность провести день и ночь в госпитале. Такое было бы невозможно без этого закона.

– Что вы почувствовали на следующий день после принятия закона?  

– Для меня это была еще и личная победа. Моей дочери 4 года. Став взрослой, она не будет помнить, что первые свои года жила в семье, к которой относились как к неполноценной. Теперь в глазах закона ее семья такая же, как и все остальные.


- Есть ли у вас какая-либо статистика по населению Чикаго и его пригородов? Как много здесь проживает геев и лесбиянок? Возможно, вы даже знаете как много из них русско-говорящих?

– Согласно Американской переписи, в штате Иллиной проживает около 40 000 однополых пар, из которых 21% воспитывают совместно детей. Думаю, что процент среди русско-говорящих американцев в среднем такой же, как и по стране. Однако я знаю, как иногда сложно геям признаться в своей сексуальной ориентации.

IMG_3192 копия

– Когда президент Обама был избран на первый срок  в 2008 году он высказывался против гей-браков, но через 2 года после этого его позиция изменилась. Как думаете, что повлияло на его решение и его взгляды?

– Когда президент объявил об изменении своей точки зрения, то говорил о тех парах и семьях, которых он встречал в своей жизни. Обама думал о солдатах, сражающихся в Афганистане. Как можно сказать им: ты можешь умереть, защищая американскую свободу, но мы не можем дать тебе свободу жениться на том человеке, которого ты любишь? Разумеется, думал и о гей-семьях, растящих детей, и особенно о их детях, которые постоянно слышат анти-гей высказывания.

– Как думаете, Бернард, сколько должно пройти времени, что бы все штаты Америки приняли закон об однополых браках?

– Не думаю, что это займет много времени. Как только в соседних штатах увидят, что «небеса не обрушились» на штаты Иллинойc, Айову или на Миннесоту, а наоборот их семьи стали крепче, дети стали счастливее, тогда люди точно поддержат закон, который делает каждого равным в своих правах.

– Вы могли бы ответить, какая сегодня самая благоприятная страна в мире для проживания и полноценного развития людей с нетрадиционной ориентацией?

– На сегодняшний день нет страны, которая является идеальной моделью для проживания в ней гей-сообщества. Ведь в США до сих пор много штатов, где ты можешь быть уволен с работы из-за своей ориентации или где гей-пары не могут принять медицинского решения друг за друга … И тем не менее, лишь наша страна делает в этом большой прогресс. Сейчас на каждом населенном континенте есть страны, где разрешены гей-браки и где соблюдаются базовые правовые нормы. При этом существуют порядка 70 стран, таких как Иран и Саудовская Аравия, где предусмотрена смертная казнь за гомосексуальную ориентацию.
3

– Бернард, следите ли за ситуаций с гей-сообществом в России? Что думаете на этот счет?

– То, что Российское правительство делает по отношению к геям и лесбиянкам, это возмутительно. Вместо того, чтобы двигаться вперед, сделан огромный шаг назад. Открытым геям и лесбиянкам и так жилось не просто в России, но теперь даже заявление о равных правах считается незаконным. Самое отвратительное, что правительство играеет жизнями беззащитных детей, с более чем 650 000 сирот. Россия имеет самый большой процент сирот во всем мире. Сейчас в стране кризис детей живущих в приютах, страдающих от недоедания, детей, живущих в ужасных условиях. Они все не могут быть усыновленными внутри страны. И при этом Российское правительство принимает закон о запрете усыновления детей американцами, геями и даже гетеросексуальными парами из стран, где разрешены гей-браки. Они просто играют в рулетку с жизнями беззащитных детей.

– Как думаете, когда в России будут соблюдаться права геев? И что именно должно измениться в сознании русских геев, чтобы они стали бороться за свои права?

– Дорога к равноправию очень длинная, и начинается она с беседы. Чем больше геи и лесбиянки начнут делиться своими жизнями с семьями, друзьями, тем больше людей будут понимать, что их жизнь нормальна. Всегда легко судить тех людей, которых не знаешь. Однако, когда знаешь, что твой член семьи или друг гей, то тогда уже становиться сложно поддерживать закон, который заставляет жить его в страхе и позоре.


- Бернард, почему в современном, образованном мире, геи и лесбиянки до сих пор имеют агрессию по отношению к себе? Сталкивались ли вы с дискриминацией и агрессией в свой адрес?

– В моей жизни я больше сталкивался с антисемитизмом, чем с гомофобией. В конце концов, все фобии идут от простого незнания. Люди иногда думают, что это в порядке вещей сказать что-то неприятное в адрес геев. Ведь они считают, что не знают лично тех, кто является геем или потому что думают, что геи отличаются от других. Если человек остановится и подумает хотя бы 2 секунды о том, как бы он себя чувствовал на их месте, то тогда бы реакция была бы совершенно другой.

– Что вы можете сказать противникам однополых отношений и однополых браков?


– Я еще ни разу не слышал обоснованной причины почему любящие, преданные друг другу однополые пары не могут иметь такие же права как и другие люди. Никто не может запретить право жениться на человеке своего пола.

2


- Какое самое яркое событие в жизни есть в вашей памяти?

– Один из самых образных и поучительных опытов в моей жизни –  это опыт беженца. Я помню поезд, тронувшийся  от железнодорожного вокзала. Помню наших любимых родственников, оставшихся на пироне и ощущение того, что мы вряд ли вновь увидимся. Несколько последующих месяцев мы переезжали с места на место, не зная сколько может занять наше путешествие, когда оно закончится и что с нами будет. Но на каждом шагу мы были окружены людьми, которых мы совершенно не знали, но которые к нам относились с большой добротой. Кто-то нам отдал свой диван, кто-то стол, кто-то довозили нас до офиса врача. Многие из них делали это не потому что им от нас было что-то нужно, a потому что они верили в порядочность и базовые человеческие принципы. Это и сформировало мой взгляд на жизнь.

– Сколько было вам лет, когда переехали в США? Какие были первые впечатления?


– Мы приехали в Америку всего за несколько дней до моего 14-летия. Я представлял эту страну, как страну небоскребов и быстрых машин. Когда мы приземлились в Детройте уже было темно и шел сильный снег и я едва мог разглядеть Америку из окна автомобиля. Но я очень хорошо помню следующее утро, когда я проснулся в пригороде Детройта и не увидел ни высоких зданий, ни быстрых машин и даже людей на улице, был лишь глубокий снег и полная тишина. Сказать, что я был удивлён, было бы не достаточно.

1
– Если бы ваша жизнь так повернулась и вам бы пришлось вернуться в Азербайджан, то чем бы вы там занимались? Можете пофантазировать?

– Мы покинули Азербайджан более 24 года назад, но несмотря на то, что я был подростком, я все помню очень ясно. Америка приютила меня и я даже не могу представить своё возвращение в Азербайджан. Все мои добрые воспоминания об этой стране – это только те люди, которых там больше нет. Я так никогда и не возвращался туда. В прошлом году я был приглашен на официальный завтрак, который устраивал спикер палаты представителей в честь посла Азербайджана.  Разговаривал с послом и рассказал ему об обстоятельствах, по которым много семей покинуло страну в те годы. Конечно, Азербайджан очень изменился за последние 20 лет как в лучшую, так и худшую сторону. Надо сказать, что до сих пор такие организации как наша, испытывают трудности на всем постсоветском пространстве.

– Можете рассказать о своем опыте, как отца?

– Быть отцом – это самая большая ответственность, которая когда-либо у меня была. Денни и я всегда хотели иметь детей. Когда мы заключили официальный брак, удочерить ребенка было самым простым и важным для нас решением. Мы оба помогаем нашей дочери расти ответственной, заботливой и в тоже время уверенной в себе. Когда она впервые научилась писать, я думаю, что я был таким же гордым, как и когда нам удалось подписать закон об однополых браках.

– Как семья отреагировала, когда вы им сообщили о своей сексуальной ориентации? Помните этот день …?

– Мне было 18 лет, и я уже тогда жил в университетском кампусе. Моя семья всегда была очень близка для меня. Как только я для себя осознал свою сексуальную ориентацию, то не раздумывая поделился об этом с семьей. К тому моменту мы жили в Америке только 4 года. Мои родители не до конца понимали этого, но  сказали: «Мы всегда будем любить тебя, несмотря ни на что». Когда мама сообщила об этом моей бабушке, она сказала: «Каким Бог сделал его, таким я буду любить его». И потом бабушка спросила: «Но он все-таки собирается заводить детей, да?». Она знала, как мы с Денни всегда хотели иметь ребенка и говорила: «Я молюсь каждый день Богу, что бы он послал вам ребенка». Ее молитвы были услышаны.

– Что вообще значит для вас слово «свобода»,  «равенство»? Как думаете, что надо человеку, чтобы ощущать себя свободным? 


– Для меня эти слова неразделимы.  Все мы рождены с равными правами и свободами. При этом, каждый строит свою жизнь так, чтобы стать счастливым в своем понимании этого слова. И когда все имеют равные права, общество становится лучше и справедливее. На протяжении всей этой истории мы были вовлечены в эти идеалы. Не сомневаюсь, что это и послужило американскому успеху.

Андрей Акимов, Константин Воронов

Previous post

UFC on FOX 10: Day and night of Benson Henderson

Next post

Ramina Magid: 

Бранч, Мимоза и Крок Мадам