Uncategorized

Счастье есть

У каждого из нас бывают дни, когда мы просыпаемся не в лучшем расположении духа. За окном темно и непогода, нужно выбираться из-под теплого одеяла и вести детей на занятия, выгуливать собаку или спешить на работу. Именно в такие моменты жизнь кажется нам несправедливой. Мы суетимся и сердимся, совершенно не осознавая, что бежать в ногу с новым днем или просто бежать – это истинное счастье.

Можно себе представить, в какую депрессию впадают люди, теряющие вдруг способность самостоятельно передвигаться. Жизнь переворачивается: все, что раньше было рутиной, теперь становится недосягаемой мечтой.

И хотя медицина не стоит на месте, большинство людей, потерпевших травму позвоночника, – самую тяжелую травму опорно-двигательного аппарата, – впоследствии вынуждены передвигаться на инвалидной коляске и остаются практически в полной социальной и информационной изоляции. Как жить и что делать дальше?

Более 30 лет назад во многих странах стала известна методика активной реабилитации (АР), разработанная шведскими специалистами организации «Rekryteringsgruppen». Основанная на принципе «равный – равному», эта методика уникальна тем, что главную роль в процессе реабилитации выполняют инструкторы на колясках. Силами волонтеров, участники групп АР проходят физическую, психологическую и социальную адаптацию. Иными словами – учатся жить заново, быть максимально независимыми в быту и повседневной жизни.

И вот феномен! Пройдя АР, большинство людей с травмами позвоночника не просто возвращаются к энергичной жизни, а становятся социально активными личностями. Многие раскрывают в себе таланты, которые раньше, будучи способными ходить, подавляли в себе, поддаваясь комплексам, лени, будничным проблемам,.. тому же дурному настроению.

Илья, парень 24 лет, после участия в группе АР, открыл в себе любовь к танцам: «На меня влиял опыт ребят, которые уже были с травмами, но прошли определенный путь. Вспоминаю, как однажды друзья затянули меня в ночной клуб – я как-то и не знал, что мне там делать! Пить надоело, а сидеть на месте было грустно, и я решил танцевать на коляске. Танцевать, как мне нравится, не оглядываясь на реакцию окружающих. Через 15 минут я осознал, что мне аплодируют. Так я понял, что танцую я неплохо.»

Не секрет, что у людей с ограниченными возможностями, особенно с травмами шейного отдела позвоночника, тяжело работают руки. Но именно это пробуждает в них еще большую жажду действий. Например, в большинстве стран, где есть лагеря активной реабилитации, популярным видом спорта является регби. Тяжело себе представить, что можно ловить мяч, быстро разворачиваясь при этом в громоздкой коляске, да еще и забивать голы! Но ребята-участники таких чемпионатов не просто доказывают, что это возможно, – они делают это с удовольствием. Что уж говорить о паралимпийцах, которые приносят каждые два года десятки медалей своим странам!

А вот еще пример из жизни. В то время, как во многих развитых странах существует закон о сопровождающих: у человека в инвалидном кресле должно быть не менее двух помощников, которые получают за эту работу пособие от государства, киевская девушка Ульяна во время поездки в Германию, поражает немцев своим умением заскакивать на бортик тротуара, самостоятельно пересаживаться в авто и складывать свою коляску на заднее сиденье. Но самое главное, она абсолютно самостоятельная и социально активная личность – девушка постоянно участвует в программах по улучшению условий для инвалидов в своей стране, где нет подобных законов о сопровождающих, снимает ролики, в которых рассказывает о том, как приспособиться к жизни в коляске и превратить ее из инертной в энергичную. Но меня поражает прежде всего не сегодняшняя гражданская позиция и социальная активность этой сильной девушки, а то, что в жизни до травмы, она не могла и представить, что в новой роли ей будет настолько комфортно и она сможет чувствовать себя сильной и кому-то нужной.

Я не говорю о том, что для понимания своего счастья мы должны обязательно пережить то, что пережили эти люди, но любому полноценному человеку для осознания своей полноценности и значимости бывает необходима эмоциональная встряска.

Еще одним подтверждением этой мысли для меня послужил жизненный эпизод одного из участников летнего лагеря группы АР. Михаил, недавно переживший травму позвоночника, как и многие новоприбывшие в группу АР, считал, что приехал туда, где за ним, как и в больничной палате, должны постоянно ухаживать. Как и многие другие, он подсознательно застыл в пространстве между прошлой и настоящей жизнью, считал себя обычным пациентом, еще не понимая, что его будущее теперь будет резко отличаться от прошлого. Во время одной из дисциплин, а именно техники езды на коляске, группа сервиса попросила его подготовить площадку для тренировок – подмести пандус. Такая просьба ужасно оскорбила мужчину: ведь он приехал сюда не площадку подметать, а реабилитироваться после сложнейшей травмы! Но дело в том, что методика АР предполагает от группы сервиса, или волонтеров, только тот вид помощи, который участник группы не может оказать себе сам. Мужчине просто и доходчиво объяснили – все, что можешь, ты должен делать самостоятельно, ведь у тебя не работают только ноги, а руками ты вполне способен держать метлу, чтобы подмести кусок асфальта. Именно этот случай стал эмоциональным толчком для Михаила, сегодня он работает в Асамблее инвалидов своей страны и занимается разработкой архитектурной доступности родного города для людей в инвалидных креслах.

Но, к сожалению, есть и обратная сторона медали. На ней те, кто не осознал своего счастья, снова научившись ходить после травмы. Кто-то продолжает с удвоенной энергией вести саморазрушающий образ жизни, приведший некогда к травме, а кто-то совершенно не ценит данный судьбой новый шанс и бесконечно винит врачей, которые могли бы сделать больше.

У меня был случай, когда, будучи беременной, я ехала с подругой в метро. Мы ехали стоя и, тихо негодуя между собой, обсуждали мужчин, которые не уступают места женщинам в общественном транспорте. Подруга попросила одного довольно крепкого на вид мужчину уступить мне место. Он поднялся, но при этом заявил «Знала бы ты, как трудно стоять с железными пластинами в коленях!» Все ничего, но меня удивила злость в его голосе. Он явно был ужасно не доволен своей жизнью, в то время, как многие люди с инвалидностью вообще не способны чувствовать боль и тем более стоять. А большинство мужчин в инвалидных колясках были бы счастливы снова уступать места женщинам в метро. Тем не менее, этот человек был жутко зол на себя, на меня и на свои…колени, которые, искренне надеюсь, до сих пор ему верно служат.

Дарья Миронова

Previous post

Екатерина Березина: Осторожно - зависть!

Next post

Vlada Korol: Health conscious