BlogsДругая параллель

Жизнь в стиле Shell

С приходом весеннего тепла всегда появляются мечты о море. И даже мирно пылящиеся на полке ракушки, привезенные из прошлых поездок, тоже шепчут нам о побережье: ведь они всегда напоминают о прекрасном. Но кроме своей красоты и коллекционной ценности, таят множество мистического и даже научного символизма. Их изображения красуются на гербах древних аббатств, они хранятся в предметах искусства и бывают даже от кутюр.

Ракушки в истории

Одним из первых коллекционеров морских раковин был император Калигула, а самые ранние письменные описания морского моллюска галиотиса принадлежат Аристотелю (IV в. до н. э.). Позже, в разгар эпохи Великих открытий (XVII в.), собирание раковин стало модным и престижным занятием в кругах аристократов. Например, крупнейшая по тем временам коллекция ракушек была у королевы Испании: все мореплаватели считали святым долгом презентовать монаршей особе ценный экземпляр.

Началу коллекционирования ракушек в Европе, сами того не ведая, положили голландцы – их заморские колонии были постоянными поставщиками ракушек для ученых, художников и ценителей искусств. Свидетельством тому служит известный портрет искусствоведа и страстного поклонника ракушек Яна Говертсена. Он пожелал быть изображенным на холсте в окружении своей драгоценной коллекции. В результате – на картине, которая хранится в музее Бойманс ван Бенингена, искусствовед изображен с громадной раковиной turbo sarmaticus в руке. Большие раковины вообще ценились в эпоху Возрождения. Домики диковинных моллюсков трепетно хранились в коллекциях редких вещей, кунсткамерах и так называемых кабинетах; крупные частные коллекции становились основой собрания музеев.

Коллекционирование ракушек не миновало и Россию. Развивая Российский флот, Петр I тоже пристрастился к собирательству раковин и накопил их так много, что продолжателем этого увлекательного занятия стал император Александр I. По царскому примеру, российские аристократы тоже пристрастились к модному увлечению и даже отчаянно соперничали в богатстве ракушечных коллекций. А в 1804 г. ученый натуралист Павел Демидов подарил внушительную коллекцию раковин кабинету натуральной истории Московского императорского университета. Позже она составила основу Зоологического музея МГУ, одного из крупнейших и старейших в России.

На почве коллекционирования возникла и наука о моллюсках – малакология, которой увлекались такие известные личности, как шведский натуралист Карл Линней, президент США Авраам Линкольн, писатель Эдгар По, основатель нефтяной корпорации «Шелл» Маркус Самюэль, японский император Хирохито. Из частных коллекций выросли такие крупнейшие музеи, как Смитсоновский институт и Музей естественной истории в Лондоне. Интереснейший музей морских раковин находится на южной оконечности острова Пхукет. Он был создан двумя братьями путешественниками, которые в течение сорока лет собирали уникальные раковины по всему миру. Получилась грандиозная коллекция из более 2 тыс. экспонатов, которая постоянно пополняется. Некоторые пхукетские образцы уникальны: единственная в мире левозакрученная раковина Noble Volute, самая большая золотая жемчужина в 140 карат, раковина гигантской тридакны весом в 250 кг, ракушки-старушки возрастом не младше 380 млн. лет.

Ракушки и пилигримы

Во времена Средневековья католиков-паломников, ходивших в древнюю Галисию  (Испанию) к мощам святого апостола Иакова, называли пилигримами (от слова pilgrimea-раковина). Их эмблемой и символом святости была круглая ребристая раковина двустворчатого моллюска Pecten pilgrimea. А с начала XII в. она стала атрибутом самого святого Сантьяго (так называют св. Иакова испанцы) и всех паломников. Пилигримы подходили к своей атрибутике творчески – их вполне можно было бы считать законодателями современной моды. Как свидетельство своего паломничества, они крепили раковины на свои шляпы и одежду, а также использовали домики моллюсков в качестве дорожной посуды. Нашитая на сумку пилигрима раковина показывала пункт назначения паломничества. Чем не средневековый от кутюр …!? По возвращении домой паломник, в знак успешного хождения к святым местам, вмуровывал раковину в стену своего дома. И ведь недаром в средиземноморской архитектуре так много ракушек.

Ракушки и мода

В средние века, как и сегодня, мода на раковины была в особом почете. Ракушки были предметом художественных голландских натюрмортов. Как и в наши дни, весьма модным среди князей и баронесс считалось украсить коллекцией раковин интерьер кухни или библиотеки. Особое внимание раковинам оказывали средневековые ювелиры: большие ракушки оправляли в золото и серебро; делали центральной частью ценных бокалов, разошедшихся по королевским и царским коллекциям. Раковинами меньшего размера обрамляли картины, выкладывали узоры и орнаменты в павильонах. Например, на гербе знаменитого аббатства Мон-Сен-Мишель, кроме лилий, изображены целых десять ракушек.

 

Сегодняшняя мода в ракушечной тематике не отстает от средневековой. Модельеры и ювелиры используют раковины для создания украшений и фурнитуры. Модный дом Шанель, как и пилигримы, выпустил сумку-клатч в виде ракушки. А у модниц, еще со времен Одри Хепберн, в особом почете прически в виде раковины. Ноу-хау в современной архитектуре стал проект 2006 г. в мексиканском городе Наукальпан-де-Хуарес: архитектор пошел дальше всех средневековых зодчих и выстроил целый дом в виде раковины наутилуса.

 

Ракушки, математика и пирамиды в Гизе

Трудно поверить, но даже знаменитые пирамиды в Гизе построены по принципу раковины. Великие гробницы фараонов расположены на линии, четко соответствующей спирали Фибоначчи или спирали наутилуса. Эта спираль проходит точно через середину каждой из пирамид, что еще раз доказывает вселенскую мудрость египтян, которые были знакомы с принципом «золотого сечения» – принципом всего живого.

А раковина моллюска наутилуса является одной из известных форм, символизирующих пропорцию «золотого сечения», известая также как число Фибоначчи (Фи). Особенность Фи в том, что его можно найти во всех органических структурах. Его пропорцияесть везде: от строения костей человека до спирального расположения семян подсолнуха и завитков раковин моллюсков. Она лежит в основе всех живых организмов, и многие ученые считают ее геометрической схемой жизни. Магическое число Фибоначчи, как и число Пи, не имеет арифметического решения, оно продолжается бесконечно, никогда не повторяясь. Раковина наутилуса тоже может расти бесконечно и пропорционально, образуя правильную спираль и символизируя тем самым внутреннюю красоту природы.

Ученые пришли к выводу, что люди сочтут красивым любое произведение искусства (здание … и даже лицо), если оно соответствует пропорциям наутилуса – пропорциям «золотого сечения». И недаром шедевры мудрых египтян и великих художников, как да Винчи и Кандинского, признаны во всем мире – они созданы по принципу удивительной раковины.

Дарья Миронова

Previous post

Vlada Korol: Baby Mia's Pharmacy and Care Kit

Next post

Publisher's Note