Sportinterview

MMA. UFC: Время «Орла»

Июльские новости с той стороны океана свалились на нас, как гром среди ясного неба. Перспективный российский боец Хабиб «Орёл» Нурмагомедов выбыл из строя на восемь месяцев, разорвав крестообразные связки колена во время спаррингов по борьбе в своём родном Дагестане. А ведь днями ранее он поставил свою роспись на контракте UFC, согласно которому должен был сразиться с Дональдом Серроне в сентябре. Не судьба! Но время «Орла» скоро наступит. Пока же Хабиб рассказал нам о серьёзности полученной им травмы; своём долгом периоде реабилитации; новом менеджменте и что год 2015-й готовит ему.

– Хабиб, совсем недавно вы провели в США около трёх недель. Какова была главная цель приезда в Штаты?

– Я проводил в Америке один из последних этапов реабилитации колена, на которое 23 июля мне сделали операцию. С середины октября уже начал боксировать и бегать. Пока я был в США на протяжении трёх недель, каждый вечер занимался под руководством Майклa Коста – тренера по ударной технике из Wand Fight Team в Лас Вегасе. Около сорока минут мы работали с ним на лапах, технику ставили; а потом где-то три-четыре раунда по пять минут проводили лёгкие спарринги. Бороться смогу начать только в конце декабря – начале января. Хотя колено и выглядит неплохо, но все же оно очень слабое. Нужно ещё время на его полное восстановление.

– Чувствовали ли страх, когда спустя какое-то время врачи сказали, что вы можете начать бегать?

– Чувствовал, что могу начать бегать, но доктора просили дождаться моего приезда в США, чтобы сделать это под присмотром медперсонала. Я ждал этого момента два месяца, так почему не подождать ещё двадцать дней …?! Приехал сюда, прошёл медосмотр, доктор разрешил мне бегать. Более того, сказал, чтобы я не останавливался! 🙂

– Насколько тяжело было посещать спортивный зал, тренировки ваших друзей-спортсменов и осознавать, что не можете принимать участие в процессе?

– До случившегося, когда приходил в зал и занимался вместе с ребятами, посвящал себя тренировочному процессу на сто процентов. После того, как получил травму, приходил в зал, чтобы тренировать ребят. Они начали мне говорить, что я слишком сильно их гоняю. То, что я сам хотел бы сделать, заставляю делать их. Быть в тени подготовительного процесса весьма тяжело. Ты постоянно думаешь, что уйдёт где-то семь-восемь месяцев, пока ты вернёшься в дело. Это очень тяжело осознавать психологически …! Но я стараюсь воспринимать этот период моей жизни, как отдых или перезагрузку. Около десяти лет я постоянно тренировался без перерывов. Сейчас у меня четырёхмесячный перерыв, это даёт мне время переосмыслить все – просто найти другой подход к вещам.

– Давайте вернёмся к тому моменту, когда вы повредили колено. Что произошло? Поняли ли вы сразу, насколько серьёзной оказалась травма?

– После моего последнего боя в апреле [19 апреля Хабиб победил единогласным решением судей Рафаэля дос Анчоса] колено меня беспокоило, но я смог продолжить тренироваться. Во время одной борцовской спарринг-сессии летом дома в Дагестане я повредил колено. Сразу понял, что травма очень серьёзная из-за звука хруста. Когда поехал на обследование в Москву, выяснилось, что я порвал свои крестообразные связки. Доктор сказал, что мне нужно срочно делать операцию, а впереди предстоит серьёзная и трудная реабилитация. Что делать? Все, что ни случается, делает нас сильнее. Считаю, что просто так ничего не бывает: травма – наказание или испытание, посланное Всевышним, которое мне нужно пройти.

– Эта первая такая серьёзная травма в вашей карьере?

– В 2010 году я сломал руку. И хотя в руке была спица, я мог тренироваться. Тогда через месяц после операции начал боксировать: не бил рукой, но блок мог ставить. А уже через два месяца мог полноценно заниматься боксом, хотя спица оставалась внутри. Я не считаю перелом руки настолько серьёзной травмой, а вот дело с коленом, конечно, не шутки!

credit Dave Mendel 2

– В большом спорте от травм не застрахован никто. Сделали бы вы что-то по-другому, если бы могли повернуть время вспять после апрельского боя?

– Нет. Никто не может предугадать ситуацию. Если так случилось, значит, так было угодно Всевышнему. Значит, у Него есть какой-то план для меня. Я считаю, что все нормально; ни о чем не жалею. Даже наоборот. До операции я поднимался весьма медленно в рейтингах UFC, а когда получил травму взлетел вверх в хит-параде.

– А почему вы решили делать операцию именно в Москве?

– Я приехал в Москву 22 июля на обследование, а 25 числа у меня заканчивалась американская виза. Пока бы я делал новую визу, прошло две-три недели, а я не хотел ждать. Понимал, что надо срочно делать операцию. Меня прооперировал профессор Королев – один из лучших врачей в СНГ [Андрей Вадимович Королевпрофессор, доктор медицинских наук, хирург-ортопед-травматолог]. Запись операции просматривали врачи лучшей клиники мира в Лос-Анджелесе и подтвердили, что мне сделали очень профессиональную операцию. Одно скажу всем тем, кто не может поехать в Америку, если у них подобная травма: рекомендую делать операции в Москве у профессора Королева!

– А кто вам посоветовал этого специалиста?

– Как только я травмировался, сразу же пошёл на консультацию к главному врачу футбольного клуба «Анжи» Хаджимураду Хизроеву. Он сразу сказал, что у меня скорее всего разрыв крестообразных связок, но я отказывался этому верить, пока не слетал в Москву. Именно он и порекомендовал мне профессора Королева. Большое ему спасибо за помощь и совет!

– Некоторых спортсменов травмы ломают, другихзакаляют и чему-то учат Что же в вашем случае? Как влияет на вас сногсшибательная поддержка болельщиков?

– Травма колена такая вещь, над которой нужно все время работать, чтобы колено не застаивалось и ещё больше не усугублялась эта проблема. Моя карьера бойца недолгая. И я буду делать все возможное, чтобы беречь своё здоровье. А по поводу фанатов: чувствую огромную поддержку с их стороны и хочу поблагодарить всех. Я же, в свою очередь, стараюсь быть для всей молодёжи хорошим примером для подражания, развивать ММА в России и развивать в правильную сторону. Скоро-скоро, может быть, в следующем году с помощью Всевышнего я привезу этот пояс в Россию.

– Насколько тяжело психологически не опускать руки, когда такие травмы случаются ?

– Когда я что-то начинаю и до конца не доделаю, то иногда не могу даже спать. Поэтому раз начал идти к своей цели за поясом, нужно идти до конца. Я – мужчина, а одно из важных качеств мужчины – это заканчивать начатое дело. Знаю и делаю все возможное для своего прогрессивного роста как спортсмена каждый день. Я уже являюсь одним из лучших бойцов в мире в моем весе и – одним из главных претендентов на пояс чемпиона. Естественно, я не собираюсь сдаваться, а буду продолжать идти к своей цели ещё упорнее. Обратного пути нет, нужно только двигаться вперёд. Не вижу больше никаких других путей. Я тренируюсь всю свою жизнь, сколько себя помню. И мне этот пояс нужен, как воздух!

– Вы являетесь примером для подражания молодёжи. Насколько это вас обязывает быть сильным? Каков груз ответственности на ваших плечах?

– Когда был молодым, всегда брал пример с кого-то. Есть много людей, которые, каждый по-своему, научили меня чему-то в жизни. К примеру, мой отец и тренер Абдулманап Нурмагомедов; мой друг и брат Шамиль Завуров, с которым мы вместе росли; Фёдор Емельяненко. Если я сейчас нахожусь в таком же положении, как и люди, у которых учился и учусь, то мой долг: показывать им хороший пример, помогать развиваться, давать советы. И это неудивительно. Также как я пришёл в спорт, точно также могу и уйти. Вместо меня будут другие люди, чемпионы. Время меняет все, но, убеждён, что время не должно менять людские качества. Нужно всегда оставаться человеком! Не важно, какую позицию ты бы не занимал в мировом рейтинге и каким бы чемпионом не был.

– После того, как вы сделали операцию в России, то около месяца оставались дома и только к середине сентября приехали в США. Какова была основная цель той поездки: подписание соглашения с новым менеджером, реабилитация колена?

– Ещё находясь дома, у меня уже был подписан контракт с новым менеджером. С Сэмом Карданом мы разошлись очень тепло. Главной же целью моего приезда в США была реабилитация колена. Кроме того, хотел лично пообщаться с моими новыми менеджерами Ризваном Магомедовым и Али Абделазизом. Хочу поблагодарить их за проделанную работу.

– Во время вашей сентябрьской поездки в США вы также были гостем на канале FOX

– Даниель Кормье прислал мне сообщение: «Дружище! Я хочу сделать из тебя звезду. Ты согласен?» Я, конечно же, ответил – «Да!». Сказал, чтобы он связался с моим менеджером и обговорил детали. Даниель сказал, что очень много фанатов хотят меня видеть, а многие из них не знают, что я говорю на английском языке. Слова Кормье: «Вперёд, дружище! Тебе нужно доказать, что ты не только боец, но ты ещё и умный боец!». Так мы и полетели в Лос Анджелес.

– Говоря о вашем английском, как удаётся совершенствовать язык?

– Вы знаете, репетитора у меня нет. Конечно, учил язык в школе. Когда приехал впервые в США, слабо что-то помнил и только в общении с американцами начал совершенствовать свои знания. Любому человеку язык дастся легко, если он будет его практиковать, постоянно пытаться на нем разговаривать и не стесняться.

credit Dave Mendel 3

– Через два месяца вы должны будете возобновить тренировки по грэпплингу и борьбе, а весной планируется ваше возвращение в октагон?

– Насчёт боя скажу так: в марте мне врачи разрешат драться. Если UFC даст мне титульный бой, то он должен будет состоятся в апреле-мае следующего года. Но если UFC мне скажет, что перед тем, как подраться за титул, нужно провести промежуточный бой, то я подерусь в марте. Другими словами, моё возвращение в октагон запланировано либо на март, либо на апрель.

– Готовы принять любой из вариантов …?

– А у меня нет выбора. Я – работник UFC. Если UFC мне предложит промежуточный бой, мне не остаётся никакого другого варианта, как принять вызов.

– Вы обычно вызываете противников на бой, а с кем вы хотели подраться в будущем?

– Да, всегда вызывал бойцов на бой. Но сейчас я в таком положении, что пускай они меня вызывают, а дальше уже буду думать, с кем мне драться. Скоро будет драться Мелендез против Петтиса. Если Мелендез проиграет, я становлюсь главным претендентом и номером один в мировом рейтинге среди легковесов.

– Насколько трудно вам во время восстановительного процесса следить за весом?

– В последние время стал уделять этому больше внимания, ведь весил около 90 кг. Это никуда не годилось. Мне нужно драться в весовом дивизионе до 70 кг. Набрал лишнего веса, потому что двигался мало, постоянно качался. Когда же начал бегать, боксировать, двигаться, потеть много, вес потихоньку начинал уходить.

– Хабиб, произошло одно не менее приятное событие, относящиеся и к вам: ваш друг и брат Ислам Махачев совсем недавно был подписан в UFC. Насколько приятен сей факт для вас?

– Мы подписали Ислама в конце сентября. Он будет бойцом лёгкого дивизиона, также как и я. Мы тренируемся вместе около 10 лет, постоянно общаемся. Я считаю, как Рори Макдональд и Джордж Сент-Пьер в весе до 77 кг, так я и Ислам будем в весе до 70. После того, как я выиграю пояс по воле Всевышнего, следующим чемпионом будет Ислам Махачев. На мой взгляд, ему нужно набраться немного опыта работы в октагоне, а так Ислам намного лучше меня. Он далеко пойдёт. Ему нужно лишь время и продолжать также упорно заниматься.

– Напоследок, пожалуйста, скажите несколько слов вашим фанатам и тем спортсменам, может быть, кто тоже травмирован?

– Огромное спасибо всем моим болельщикам, всем тем, кто поддерживает меня и следит за моей карьерой. Через социальные сети я пытаюсь максимально показать свою жизнь, чем живу, как живу. Очень рад, что кого-то мотивирую. Даже, если один человек станет из-за меня спортсменом или просто будет вести здоровый образ жизни, мне это будет очень приятно. Главное, запаситесь терпением и не спешите. Особенно когда проходите реабилитацию после травм. И все – и у вас, и у меня будет хорошо!

Виктория Булахова

All photos: Dave Mendel

 

Previous post

Баста: «У меня одна амбиция - играть музыку»

Next post

Полезные свойства черной смородины