Business

Инноватор. Бизнесмен. Политик. Илья Пономарёв

«Физику только затем учить надо, что она ум в порядок приводит.» М.В. Ломоносов

Google – универсальная поисковая система. О любом расскажет, покажет абсолютно всё. Правда, механизм фильтрации вам придётся применить свой, и желательно настроить его как можно более эффективно. К чему я веду. Илья Пономарёв – птица высокого полёта. О нём говорят многие интернет-ресурсы: начиная с государственных каналов и заканчивая его личными заметками в социальных сетях. Много о политике, личных историях, инновациях, бизнес-идеях. Обо всем этом вне политики, но о стратегически важном – в интервью Russian Chicago Magazine.

Вы приехали в Чикаго специально для участия в торжественном мероприятии, посвященном 70-ой годовщине Победы во второй мировой войне?

Да, по приглашению местной общины и ветеранской организации. Чикаго – важное место с наибольшей концентрацией украинской, российской и других национальных диаспор. Меня возмутил тот факт, что в последний год появилось деление ветеранов на «наших» и «не наших». Организаторы этого мероприятия ушли от подобного деления, собрав героев, защитников Отечества, не взирая на политику. Мы все их любим, независимо от того, какого цвета у них паспорт.

К тому же, в Чикаго есть несколько компаний, с которыми я работаю в качестве советника, поэтому и бываю здесь довольно часто.

Вы проводите здесь лекции?

По закону РФ мне разрешено участие в научно-исследовательских проектах, а также преподавательская деятельность. Так что живу публичными выступлениями и работой советником в компаниях, которые занимаются инновациями и высокими технологиями.

Последние лекции были проведены мною в University of California (Berkeley), Tufts University (Medford/Somerville), Harvard University (Boston), University of California (Los Angeles). Жду с нетерпением возможности выступить перед чикагцами.

Переходя к технологиям и начиная с самого простого… Без каких технологий вы не представляете свои нынешние будни?

Конечно, без телефона. Мы все – рабы этого «безобразия».

Вы в системе «социальные сети – геолокация – мобильные приложения и т.д.»?

Считаю, что человек больше и больше будет становиться киборгом. Сопротивляться этому бессмысленно. Лучше расслабиться и получать удовольствие.

DSC_0272

А какие технологии еще нужны этому миру и что в ближайшем будущем (5, 10 лет) будет массово востребовано в области новейших разработок?

Я вижу три больших направления.

Первое – с умным словом «конвергенция». Объединение в единую коммуникативно-медийную платформу всех видов связи: телевизора, телефона, газеты, рекламы. Сегодня, к примеру, этим материалом может служить гибкая электронная бумага. Созданный продукт будет все более «гражданским» – с уменьшением роли влияния профессиональной редакции и увеличением числа любителей-создателей контента.

Второе направление – всё, что связано с биотехнологиями и управлением человеческим телом. Это борьба с болезнями, реконструкция организма, плюс объединение с уже упомянутыми средствами связи. Да, скорее всего этот процесс не обойдётся без волны сопротивлений, но рано или поздно человек придёт к тем или иным имплантам, к генной инженерии.

Третье направление, которое пока еще не проявилось, но стоит на пороге нашей жизни – это технологии, связанные с государством и общественным управлением. Эта сфера находится на уровне XIX века, в то время как остальные способы межличностного общения уже в XXI веке. Государственный аппарат на всех уровнях противостоит грядущим технологиям, в части коммуникации с обществом. По большому счёту мы живём в обществе, где всё диктуют профессиональные посредники-лоббисты, депутаты с толстыми кошельками. То, что составляет представительскую демократию. Очевидно, что будущее за прямой демократией, за прямым участием населения в государственном и муниципальном управлении. Рано или поздно эта технология проявит себя. Мир уже не будет таким, как прежде. Исчезнут национальные валюты, отомрут парламенты, потом уйдут в прошлое и границы.

А государство будет существовать, не потеряет свою актуальность?

Вопрос в том, нужны ли национальные государства? Они сложились исторически по причине тех самых посредников, интересов корпораций, которым нужна безграничная торговля, но ограничения на перемещение людей. Но в современном мире процессы глобализации ускоряются, и государственные границы рано или поздно станут такими же прозрачными, как границы в Евросоюзе или между штатами в Америке.

С чего начинаются технологии? Это наука? Историческая потребность? Стечение обстоятельств…?

Технологии начинаются с желания изменить мир.

Я глубоко убеждён: если человек задумывается только о деньгах, то, скорее всего, у него ничего не выйдет. Человек должен создавать любую технологию прежде всего для себя, задавать самому себе вопрос: «Что меня не устраивает? Что бы я хотел делать по-другому?» И если личные желания совпадают с желаниями значимой общественной группы, то успех гарантирован.

В каких разработках в Силиконовой Долине вы участвуете?

Один из проектов, которым я занимаюсь, радикально изменит локальную коммерцию – то, каким образом вы платите в небольших местных лавках и кафе. Есть шанс намного превзойти тот же Groupon. Также есть проекты в сфере телекоммуникаций – одна технология дает возможность в 40 раз увеличить скорость передачи данных по опто-волоконному кабелю. Это даёт возможность передавать информацию для телевизионных компаний, геологические и метеорологические данные, – другими словами, все то, что требует большого объёма.

Ещё одна технология, о которой могу упомянуть, – технология автономного интернета. При отсутствии провайдера в удалённом месте есть возможность подключиться к интернету через спутник, но без приобретения дорогих устройств. Сейчас в мире меньше 50% людей имеет возможность пользоваться сетью. Это актуально, к примеру, для стран Африки, горных и пустынных местностей. Да и в Америке есть такие места, как это ни прискорбно. А представьте значимость такой технологии для Китая, где люди живут за «фаерволом», или для России, которая все больше вводит цензуру?

Дебаты в НИИКуда

Кстати, в каких странах сильнее всего чувствуется цензура? Думаю в США она работает не менее активно, чем в России, просто иными методами.

Никому не нравится, когда про кого-то рассказывают правду. Это нормальное человеческое желание, в бюрократической среде особенно. Конечно, фильтровать информацию в Штатах гораздо сложнее. Да и люди проще в плане законопослушности – возможностей для чиновника толковать закон в свою пользу, в сравнении с другими культурами, гораздо меньше.

А как же система работы с attorneys, которые любое слово, деталь могут обернуть в ту или иную пользу?

Тем не менее в Америке вы не можете задать юристу вопрос: «Как мне обойти закон?». Да, если вы сами дошли этого, то вы спросите: «Is this legal or illegal?» В России же вопрос «Как мне справиться с тем или иным законом?» задается юристам каждым день. Краудсорсинг беззакония, в своем роде.

Но вернусь к вопросу о цензуре. Есть цензура прямолинейная – как в Китае, где закрыт доступ к тем или иным сайтам, и умная – как в России, когда сайты тоже могут блокироваться, но к этому прибегают сравнительно редко. Как правило, «нежелаемый контент» забивается «белым шумом», ботами. В России существуют независимые СМИ, хоть их и немного. Плюс оппозиционные блоггеры. Но чтение их публикаций максимально затрудняется этими фальшивыми пользователями – они начинают работать только на свою оппозиционную тусовку, а массовый читатель их не видит.

А что насчёт социальных сетей? Какие платформы для вас значимы: Livejournal, Facebook, VK?

В своё время livejournal был главным ресурсом для высказываний, мнений, дискуссий. Сейчас его роль значительно снизилась. Для меня сегодня LJ – это площадка для размещения больших текстов. Для донесения оперативной информации использую другие носители, в зависимости от целевой аудитории: для Москвы, международного сообщества – Facebook, Twitter; для российской региональной аудитории – VK. Больше всего подписчиков в Twitter, порядка 60 тыс. Но наиболее производительная, максимально цитируемая площадка – это всё же Facebook, его читают журналисты наиболее влиятельных СМИ.

Вы прожили в Штатах уже практически год. Как вам видится в целом русская эмиграция?

Диаспора в Америке русскоязычна, но не русская. Еврейская, белорусская, армянская и другие национальности в едином конгломерате. Здесь настоящий Советский Союз. А чистокровных русских и в России-то не найдешь.

Старая эмиграция, белогвардейская, – она за Путина. Эмиграция 70-х пытается Россию забыть, со всеми своими обидами. А вот последняя волна – другая. Молодые амбициозные выбирают Америку, люди постарше – Европу. Те, кто выбирают Штаты, – предпринимательского склада ума, готовые вернуться на Родину с новыми знаниями, опытом и капиталом. Это успешные люди, с идеями, с личной точкой зрения. Создать условия для их возврата или хотя бы использования интеллектуального потенциала для возрождения России после краха путинизма было бы отличной идеей.

Вы – физик по образованию. Как наука влияет на ваше мировоззрение?

Мой взгляд на мир – рациональный. Любому явлению есть объяснение. Привычка искать эти объяснения проявляется во всём. К тому же, я не просто физик, я – программист. А любой программист, во-первых, привык писать алгоритмы, во-вторых, продумывать максимальную защиту от дурака и действий хакеров. Так же я подхожу к написанию законов. Они должны быть написаны как программы, чтоб их с трудом можно было сломать. За это меня сильно не любят.

С основателем твиттера Джеком Дорси в Оперном

Вы – большой любитель путешествий. Где вы уже успели побывать и что осталось неизведанным?

Путешествия – это моя страсть. Если Северное полушарие практически изучено, то Южное – ждёт своего времени. К примеру, у меня уже в списке 48 штатов Америки, в Европе побывал во всех странах, в Азии – в большинстве. В планах Австралия, Новая Зеландия, страны Африки.

Вам нравится изучать разные культуры?

Конечно. Я стараюсь ездить не по туристским местам, и музеи меня не притягивают. Я беру машину и езжу по маленьким городкам и деревням, смотрю культуру изнутри. Самые нетрадиционные и дикие места – вот что действительно привлекает моё внимание.

Что вами движет по жизни, что мотивирует?

Я – человек увлекающийся. Книги, фильмы, идеи… А особенно – люди с горящими глазами. Пожалуй, именно это и есть главная страсть – вдохновленные и мыслящие люди. Причем независимо от статуса. В студенческие годы я встретил такого человека во время прогулки с друзьями по Ленинским горам в Москве. Это был бич (было такое слово раньше – сокращение от «бывший интеллигентный человек», сейчас бы сказали «дауншифтер». Почти бомж. Он пристал к нашей компании и вытащил меня из нее под смешки друзей, чтобы «смотреть на солнце». Учил, как впитывать его лучи, представляете? Мы явно оказались родственными душами, несмотря на разницу в социальном статусе. Это было для меня ощущением абсолютного счастья, которое возможно, только когда отбрасываешь все условности общества и все материальные блага мира. Тот бич нашёл свой путь – донести до человека важные жизненные принципы, которые смог открыть для себя и которые могут быть понятны не для всех. И я чувствую, что должен нести их дальше, как у Стругацких – «счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным!»

Интервью подготовила Якушева Ирина

Previous post

Ночь музеев 2015

Next post

Наплевать на печаль