BlogsДругая параллель

История дельфина. Секреты Казачьей бухты. (Часть I)

Он приплывал за ней и увозил на спине в открытое море. Он протяжно звал ее: «Гааа..!», звал за собой, ждал ее долгих 5 лет… Он был дельфином – непримиримым, мощным, диким, не выносившим неволи, но умеющим любить, как не умеет любить человек. Она – женщина-дельфин, женщина-легенда, первая советская женщина-водолаз Галина Шурепова. Необычный роман Галины и Нептуна, так звали дельфина, длился целое десятилетие. Это было время расцвета первого советского военного океанариума и время бравых боевых афалин.

Афалины – одни из самых необычных представителей животного мира. Они не только не агрессивны по отношению к человеку, а напротив, проявляют к нему искренний интерес. Обладают высоким интеллектом, легко поддаются дрессировке, способны запомнить до двух десятков команд. Афалины подражают манере людей, копируя демонстратора, обобщают правила, ищут закономерности и формируют собственные абстрактные понятия.

Противостоять боевому дельфину или пытаться бороться с ним под водой человек практически не способен. Бесшумная атака на врага со спины, который полагается лишь на свои глаза, дает практически идеальный результат. Не говоря уже о том, чтобы перехитрить «подводного стража» или выйти из зоны действия сонара.

Идея использовать морских животных в военных целях была предложена дрессировщиком В. Дуровым еще в 1915-ом году. Первые опыты были проведены с тюленями и закончились неудачей – немецкие диверсанты отравили всех животных, а документация по «морским саперам» была уничтожена большевиками. Исследования возобновили лишь полвека спустя. Советский ВМФ последовал примеру США, которые успешно применяли морских животных во время войны во Вьетнаме, и в 1967-м году в Казачьей бухте около Севастополя открылся первый советский военный океанариум.

Отловили 30 афалин, к разработкам подключили 80 научных институтов и конструкторских бюро. Было не ясно только одно: кто будет тренировать дельфинов. Тут и вспомнили о чемпионке Союза по подводному спорту. К дельфинам Галина Шурепова никакого отношения не имела, но имя ее было известным. Шурепова готовила водолазов для Балтийского пароходства, основала на Сахалине секцию подводного плавания: «…мы облазили Охотское море, Японское море, Татарский пролив, водолазные костюмы делали сами, вручную. Я была членом ЦК ДОСААФ, сидела в президиуме с маршалами Буденным, Малиновским, Рокоссовским…» (прим. автора: тут и далее из интервью Г. Шуреповой изданиям «Мир новостей», «АиФ», «КП»). Кроме того, именно Шурепова была дублером Анастасии Вертинской в к/ф «Человек-амфибия», когда героиня Вертинской Гуттиэре красиво тонула и ее спасал Ихтиандр. Эти съёмки чуть не стоили аквалангистке жизни: плавая с тяжёлыми свинцовыми грузилами под купальником, она однажды зацепилась за штырь, оставленный монтёрами по недосмотру в декорациях подводных скал, и еле сорвалась с этого смертельного крюка.

Получив предложение поработать на секретной базе в Крыму, Галина Шурепова подхватила двухлетнего сына и, оставив квартиру в Ленинграде, поселилась в палатке на берегу Казачьей бухты, где в вольере жили афалины. Как дрессировать, как общаться с ними – никто не знал. В палатке тренер прожила два года, день и ночь изучая жизнь своих подопечных: «Это параллельный мир. Дельфины умеют думать, говорить, любить, страдать. Они живут до сорока лет, умирают от воспаления лёгких и инфаркта», – рассказывает Шурепова.

Галина сутками сидела в воде и не знала, с чего начать. Дрессировать животных, к тому же морских, ее никто никогда не учил:  «Я наблюдала за ними, они – за мной, – рассказывает Галина Александровна. – Похудела до 45 килограммов. А однажды случайно отбросила в сторону мешавшие водоросли. Дельфин проследил за моим движением. Бросила еще раз. Он снова проводил взглядом. Я ему – рыбу, чтобы подкрепить реакцию. Когда он подтолкнул водоросли ко мне, снова дала ему пищу. Так закрепила рефлекс. Потом пошли в ход другие предметы: носовые платки, мячи. Дело двинулось с мертвой точки.»

Так, устанавливая с каждым личные отношения, Галина Шурепова и работала с дельфинами. Сначала приручала, потом учила апортировке, затем усложняла задачи. «Под водой, – говорит тренер, – кажется, что дельфины болтают без умолку, щебечут, словно воробьи. Это просто эмоции.» Между собой дельфины общаются не звуками, а высокочастотными сигналами, которые человек не слышит. Да и дельфинам не дано услышать человеческую речь – говорить с ними можно с помощью языка жестов, которому их также надо научить. Но для полного взаимопонимания мало одного языка жестов и отработки рефлексов. Каждый дельфин – это личность с уникальными чертами характера и самосознанием.

Вот, например, Нана и Фрося, – показывает фотографии своих подопечных Галина Александровна. – Они приносили мне рыбу из моря. Даже командир в это не поверил: «Шурепова! Рыбу в рабочее время ловишь?!» А тут «девчонки» с уловом подплывают… Вот Шалунья. Очень игривая самочка была. Если кто уронит в воду предмет, уже не отдаст. Однажды один важный чин уронил в воду очки, кричит: «Отдай!», а Шалунья их на рострум (дельфиний нос) нацепила, красуется в очках. Еще смешнее было с Бармалейчиком. Этот дельфиненок родился уже у нас, воспитывала его с младенчества. И такой умненький, игривый. Приехал к нам один важный чин с женой, та над водой наклонилась – и с шеи в воду колье упало. Бармалейчик его раз и проглотил! Что было! К Бармалею матроса приставили, тот неделю ждал, когда драгоценности обратно выйдут.

Афалины обучались быстро и даже самостоятельно моделировали свои действия в зависимости от поставленных задач. Результаты опытов поражали воображение. В благодарность была не только дружба с этими уникальными созданиями, но и порванные барабанные перепонки, отбитые почки – тренер часто ходила в синяках. Дельфины – животные не агрессивные, но очень сильные. Гидроудар, который в обычной жизни они используют против акул, может убить человека в два счета.

Мои дельфины выполняли две задачи, – рассказывает Галина Александровна. – Первой была охрана порта с соединением кораблей от пловцов-диверсантов. Второй – обнаружение на грунте упавших дорогостоящих изделий ВМФ – ракет, торпед и прочего. Эти задачи для людей порой невозможны. Поймай того диверсанта! Для дельфина же обнаружить его с помощью локации не составляет труда. Обнаружилвытолкал на поверхность, где «языком» уже займутся люди. Противостоять же атаке боевого дельфина нереально – 300 кг живого веса! За те годы, что они охраняли Севастополь, мы обезвредили сотни диверсантов и обнаружили сотни предметов. По сути, мы были уникальным примером мирной обороны: научить дельфина дружить, защищать можно, а вот убивать – нельзя. Человек, конечно, многократно пытался это сделать. Придумывал для этого иглы с баллоном углекислого газа, ампулы с ядом, специальные пистолеты, крепящиеся на роструме дельфина. Правда, это не у нас – в Америке.

Но и советские военные такие мысли вынашивали. Не умея заставить миролюбивых животных стать убийцами, их пытались сделать безвольными исполнителями – биологическим оружием, управляемым на расстоянии. В первом случае умные и веселые существа каким-то сверхъестественным чутьем понимали, что их отправляют на смерть, и отказывались выполнять команды. А вот попытка создать биороботов провалилась из-за сложности операций на мозге, которые требовалось сделать. Да и многие ученые всерьез задумались о нравственной стороне вопроса – слишком неожиданные результаты дали опыты с дельфинами. Подопытные стонали от боли, пытаясь выкусывать вживленные электроды друг у друга зубами, и в страшных муках умирали. Шурепова не побоялась нажить себе врагов и написала письмо главкому ВМФ С. Г. Горшкову. Жестокие опыты были запрещены, хотя некоторое время в СССР продолжались эксперименты по инвазивному (внутримозговому) проникновению в разум дельфинов.

Но судьба была жестока не только к подопытным афалинам. Позволив Галине Шуреповой преодолеть невозможное, она многое и отняла. В расцвете лет погиб сын Юра. Погиб и другой «сын» – тот самый игривый дельфиненок Бармалей. Запутался в сетях, которые со дна бассейна не убрали рабочие. От горя Галина слегла, на нервной почве все тело покрылось экземой, в 40-градусную жару мерзла в трех свитерах, рыдала, но снова и снова шла в воду. Спасла любовь. Любовь дельфина.

Продолжение следует…

Дарья Миронова

Previous post

Choosing the Best Sunblock

Next post

Финал НБА с русским акцентом