Sportinterview

UFC: Кто не падает, никогда не поднимается

7 июня Рустам Хабилов (17-2) проиграл Бэнсону Хэндэрсону (21-3) в результате удушающего приёма со спины

Каждый спортсмен воспринимает поражение по-разному. Но вопрос не в том, что ты проиграл, а в том как, упав, нашёл силы подняться, начал двигаться вперёд, извлёк урок из своих же собственных ошибок … Одних поражение стимулирует, другим требуется время, чтобы понять, что спорт – коварная штука. При этом лишь время лечит раны. Это все впереди у Рустама «Тигра» Хабилова, который в прошедшую субботу уступил в прошлом чемпиону UFC Бэнсону Хэндэрсону в результате удушающего приёма со спины. Рустам был непобедим с 2011 года; не знал горечи поражений на протяжении шести боев, три из которых он провёл под знамёнами UFC.

– Рустам, каков был твой план на бой против Бэнсона?

– Установка была постоянно правой рукой его «доставать», заходить за ногу, все время валить его на настил, держать в партере.

– Хэндэрсон был первым левшой, с которым тебе довелось встретиться в октагоне?

– На тренировках я много работал именно с бойцами левосторонней стойки, но дрался с одним из них впервые. Каким-то особым образом его стойка не повлияла на ход поединка. Однако противник оказался намного опытнее и умнее. Он был очень спокойным и расслабленным в бою. Я же очень напрягался, двигался в стороны, дёргался, старался взрываться, атаковать. Он же берег свои силы, правильно расходовал энергию, контролировал ход поединка, дышал размеренно и не спешил.

– Какие ошибки, на твой взгляд, ты совершил?

– Я не мог удержать Бэнсона на канвасе. Каждый раз, когда я его валил, он вставал и силы особо на это не расходовал. Я же тратил на тэйкдауны намного больше сил.

– И похоже, ты очень нервничал из-за этого?

– В первых двух раундах я чувствовал себя хорошо. Знал, какой непредсказуемый боец мой соперник, и осторожничал. Постоянно был в напряжении. В третьей пятиминутке понял, что подустал, но шёл до конца, сколько мог. А в четвёртом раунде он достал меня хорошо передним правым апперкотом, и я попался очень неудачно на болевой приём. Несколько мгновений ранее я видел, какой он был расслабленный, и подумал, почему же я не могу расслабиться: дух перевести, руки опустить, а там уже … Я даже не успел уйти от удара, не успел ничего сделать.

– Какова была твоя реакция, когда бой против Хэндэрсона был официально утверждён?

– Я был очень рад. Что может быть лучше? Мы все стремимся к участию в главных боях. Сначала я даже не поверил. Ведь я сам попросил этот бой у UFC. Так получилось, что я был в Лас Вегасе со своим менеджером Али Абделазизом на встрече с Дэйной Уайтом. Во время разговора Дэйна спросил, с кем бы я хотел встретиться в октагоне? Я ответил, что с Хэндэрсоном. Это был мой выбор, я сам хотел этого боя, меня никто не заставлял с ним драться. Дэйна подумал и сказал, что все может быть. Точного ответа не дал. А через некоторое время пришли новости, что бой состоится. После разговора с президентом UFC в тот же день я решил вызвать Бэна Хэндэрсона на бой через сообщение в твиттере. Тот мне не отказал и дал устное согласие.

Photo credit: Joe Camporeale-USA TODAY Sports

– Насколько велика оказалась ответственность быть хэдлайнером шоу?

– Я подходил к этому бою намного серьёзнее, чем к другим боям. Мой настрой был совсем иным. Ведь я оказался первым бойцом из России, кто выступал в главном бою вечера. Ответственность, конечно, была велика. Да, и соперник оказался непростым. Плюс ко всему 25-минутный бой был у меня в первый раз. Бэнсон же к этому уже привык.

– Как ты готовился к своему первому пятираундовому поединку?

– И спарринги мы проводили по-другому, и физическая подготовка, и функциональный тренинг был на другом уровне. Я чувствовал себя намного лучше, чем во время прошлых подготовок. Тренера это тоже замечали.

– Рашид Курбанов, призёр чемпионата мира по вольной борьбе, специально прилетел в США, чтобы поработать с тобой?

– В основном я работал с Грэгом Джэксоном, Майком Винкельджоном, Брэндоном Гибсоном. Рашид приехал в Альбакюрке на недели три, чтобы поработать со мной над различными аспектами борьбы. Он очень хороший спарринг-партнёр, и я ему очень благодарен за помощь.

– Если можно, остановись, пожалуйста, поподробнее на тренировках в горах с Брэндоном Гибсоном?

– В горах мало кислорода, а соответственно и работать там намного тяжелее. После тренировок на высоте тебе становится намного легче делать больший объём работы на земле. Один раз в неделю мы старались бегать кроссы в горах, делать небольшие пробежки и работать на лапах на самой вершине.

– И сколько времени такая тренировка обычно длится?

– Минут 25-30 уходило на работу на лапах. Чтобы добраться от дома до вершины в одну сторону, требуется около часа. От подножия до вершины – 10-минутная лёгкая пробежка. И ты уже на месте.

Photo credit: Joe Camporeale-USA TODAY Sports

– Рустам, сколько лет ты уже тренируешься в Альбакюрке?

– Четвёртый год. Когда я приехал в Jackson’s MMA, тренера и спортсмены встретили меня очень хорошо, дружелюбно ко мне отнеслись. По прошествии некоторого времени, я решил остаться здесь и тренироваться на постоянной основе. В этом лагере собраны одни из топовых бойцов смешанных единоборств под руководством одних из лучших в мире тренеров: Грэга Джэксона, Майка Винкельджона и Брэндона Гибсона. Климатические условия Альбакюрке – гористая местность и расположение города на высоте в полторы тысячи метров над уровнем моря – оказывают положительное влияние на подготовку бойцов.

– Как проходила твоя адаптация к этому американскому городу в самом начале твоего пребывания в нем?

– На самом деле большую часть времени в году я провожу именно здесь в Альбакюрке. Когда я приехал сюда, то не умел говорить на английском и никого не понимал. Ходил на тренировки, приходил домой – и все.

– По прошествии времени Альбакюрке стал твоим вторым домом …!?

– Да. Я снимаю здесь жилье, купил машину, здесь у меня появились друзья, знаю хорошо город и отлично чувствую себя в нем. Изменилось ли что-то кардинально в моей жизни в Америке? Нет. Все дагестанские традиции у меня в душе – и это никогда не поменяется. Находиться здесь без родителей, без семьи совсем нелегко, но потихоньку к этому начинаешь привыкать. После каждого боя стараюсь ездить домой на месяц-два в своё родное село Гоксув, что в Хасавюртовском районе в Дагестане. Конечно, нелегко быть в США одному, но из-за того, что мне нужно тренироваться и выступать, я отказываюсь от очень многого.

– А чего Рустаму больше всего не хватает в США?

– Конечно же, родительского тепла.

– Кто и какому главному уроку научил тебя за время, проведённое в Альбакюрке?

– Грэг Джэксон всегда говорит, чтобы боец знал и умел вести себя скромно. Не важно выиграл ты или проиграл, чемпион ли ты или нет … – человеку нельзя меняться. Нужно быть помягче и вести себя дружелюбно  с людьми.

Photo credit: Joe Camporeale-USA TODAY Sports

– В апреле тебе предстоял бой с Рафаэлем дос Анчасом. Из-за чего на самом деле его отменили? 

– Во время спаррингов я получил травму (надорвал мышцы бедра), которой сперва не придал никакого значения. Я отдохнул несколько дней, пришёл на тренировку и во время спаррингов по мма, ударив соперника, неудачно попал ему в локоть и сломал большой палец левой руки. Поехали в больницу, проверили все. Оказалось, что кость сломалась, но она не отошла. Там же проверили и бедро: мышцы на самом деле у меня были оторваны. Пока я доехал из больницы домой, руководство UFC было уже в курсе событий. Потом мне пришлось полететь в Лас Вегас, чтобы показаться врачам UFC. После обследования «прописали» три недели отдыха. Бой против дос Анчоса соответственно отменили. Я был очень расстроен из-за этого. Проделал такую работу, столько пахал и – на тебе …!

– Ты по сути готовился к бою с Хэндерсоном полгода. Насколько хорошо был спланирован тренировочной процесс, чтобы ты подошёл к бою на пике своей формы?

– После ноябрьского боя я отдохнул всего десять дней. Пришли новости, что мне назначают бой с Джошем Томсоном через месяц, на который я согласился. Сразу поехал на сборы в олимпийский тренировочный центр в Колорадо Спрингс на десять дней. Оттуда полетел в Кисловодск (Россия), где тренировался две недели. Именно там узнал, что Томсон отказался от боя. Наверное, из-за того, что  в рейтинге я был намного его ниже. Когда готовился в Дагестане, узнал, что мне предстоит поединок с Рафаэлем дос Анчосом. Что случилось позже, все уже знают. Все это время я продолжал готовиться. Лишь на несколько недель выбыл из строя из-за травм. Я не думаю, что перегрузился, поскольку старался за всем следить. Вся моя жизнь в тренировках. Когда был моложе, из зала вообще не выходил: круглый год тренировался, на сборы ездил, пахал …

 – Пожалуйста, поделись своими планами на будущее?

– Я планирую взять небольшой перерыв, чтобы восстановиться, а к концу этого года провести ещё один бой. Больше я соперников выбирать себе не хочу. Со следующего года я уже остаюсь в Америке, не поеду никуда. Весь год пробуду здесь, буду готовиться, тренироваться. Хочу провести три или четыре боя в 2015 году. Много говорить об этом не буду: меньше слов, больше работы.

– Рустам, но все же, что ты извлёк из поражения Бэнсону?

– Выносливость является одной из самых главных вещей в боях. Я знал об этом: даже не перечислю сколько людей мне об этом твердили. Во время подготовки я сделал все возможное, чтобы подойти к этому бою в своей лучшей форме. Но в будущем буду делать на это ещё больший акцент, ведь именно выносливости мне не хватило в этом бою. Уверен, что мне нужно тренироваться ещё больше. Следовательно, это я и буду упорно делать.

– И напоследок – скажи несколько слов в адрес своих болельщиков.

– Спасибо всем, кто болеет за меня. Я очень это ценю. Знаю, что проиграл. Но мне сейчас приходит больше сообщений со словами поддержки, чем когда я выиграл. А это дорого стоит! К сожалению, ответить всем не могу. Пользуясь предоставленной возможностью, хочу сказать всем большое спасибо! Большая благодарность за вашу поддержку! А 14 июня я лично вместе с вами буду болеть за нашего земляка в чемпионском бою!

Виктория Булахова

 All photos: Joe Camporeale-USA TODAY Sports

 

 

 

 

Previous post

Александра Ефимова: «Успех других вдохновляет меня»

Next post

Вадим Корнилов: «Воспоминания на всю жизнь»