Uncategorized

Марина Диденко: Тяжесть жизни …!?

Давным давно одним ярким весенним днем моя школьная подруга, которая страстно увлекалась театральным искусством, позвала меня с собой на репетицию любительского театрального коллектива. Основу труппы составляли учащиеся текстильного училища, юные веселые девушки. Руководителю коллектива было непросто удерживать их внимание на скучноватой теме репетиции – подготовке выступления агитбригаты текстильного училища на первомайском празднике. Выступление должно было отражать изменение существования работниц ткацкого производства от невыносимого до счастливого за годы советской власти. Мои ровесники и люди старшего поколения, наверное, хорошо помнят такие зрелища и их подготовки.

У смешливых девушек никак не складывалось с передачей ощущения безнадежности жизни. В какой-то момент руководитель коллектива (популярный актер местного драматического театра) стал тускловато приговаривать: «Жить плохо, жить плохо, жить плохо …», сопровождая этими словами ритмичные движения участниц представления. И вдруг на сцене стало что-то меняться: потухли глаза девушек, сгорбились их спины, стали усталыми движения. Даже яркий весенний день вдруг подернулся странной матовой пеленой. «Гений», – прошептала моя подруга, обожающими глазами глядя на того, кто несколькими словами только что изменил настроение и на сцене, и в зале, и даже за окном.

 

Жить плохо, жить плохо, жить плохо …

Думаю, что сложно встретить человека, который никогда не переживал ощущения разлада с собой, одиночества, горечи, печали, бессилия и сомнений в собственной ценности. Симпатичного в таких переживаниях мало: они гнетут и самого человека, и его близких. Если такое настроение длится достаточно долго (несколько недель), то близкие часто начинают беспокоиться. Это особенно происходит, если для их родственника такое состояние нехарактерно и не вызвано очевидным конкретными событиями: потерей близкого человека, финансовыми осложнениями или резким увеличением рабочей занятости.

 

А как быть, если такое состояние длится годами или сопровождает человека почти всю его жизнь? При этом человек действует, живет, трудится, заботится о других, воспитывает детей …? Другими словами, способен на ту самую любовь и работу, которую Фрейд называл психическим здоровьем. Но просто вот настроение у него хронически плохое: часто скептичен, не ждет от жизни хорошего, его стакан всегда наполовину пуст? И жить ему плохо не две последние недели, а несколько длинных лет? В этом случае специалисты могут говорить о состоянии, называемом дистимия. Иногда его называют мягкой формой хронической депрессии, иногда депрессивным складом личности. Для дистимии характерны:

– снижение интереса к ежедневной жизни, чувство печали или подавленности;

– чувство безнадежности;

– усталось или нехватка энергии;

– пониженная самооценка и чрезмерно критическое отношение к себе;

– сложности с концентрацией и принятием решений;

– раздражительность;

– сниженная активность или продуктивность по сравнению с “лучшими временами”;

– тенденция к избеганию социальных ситуаций, событий и вечеринок;

– чувство вины и беспокойства из-за прошедшего;

– изменение аппетита;

– проблемы со сном.

 

Не все эти симптомы, естественно, могут присутствовать в жизни одновременно, не все могут иметь серьезно выраженную форму. Однако ощущение тяжести жизни и хронически сниженного настроения они формируют достаточно эффективно. Тревожной проблемой тут является то, что человек, живущий с таким состоянием годами, в какой-то мере сживается с ним, привыкает к своей темноватой эмоциональной палитре, научается с ней взаимодействовать и порой начинает считать ее частью своей личности.

 

Причины дистимии могут лежать в разных областях. Имеет тут значение и генетический фактор (было ли похожее состояние у родственников), и биологические причины (ряд физических состояний сопровождается ощущением хронической подавленности и усталости), и наличие стресса в жизни, и привычные схемы реагирования, выученные в детстве (припысывание печали людям информированным, а радости тем, кто не владеет «реальной» информацией). Чем бы это состояние не было вызвано, заниматься им стоит. Дело в том, что при хронически сниженной радости жизни неожиданный серьезный стресс может усугубить всю дистимическую симптоматику и привести к состоянию так называемой «двойной депрессии» и другим очень неприятным вещам. Клиника Майо дает следующий перечень возможных осложнений дистимии:

– сниженное качество жизни,

– клиническая депрессия,

– проблемы с алкоголем и наркотическими препаратами,

– конфлитные отношения с близкими,

– социальная изоляция,

– учебные и рабочие проблемы,

– сниженная продуктивность,

– беспричинная тревожность

– расстройства пищевого поведения,

– суицидальное поведение.

 

Проблема в обращении за помощью часто состоит в том, что человек ощущает, что он так живет, что все эти сложные и непростые состояния присущи либо его жизненным обстоятельствам, либо складу его характера, а часто обусловлены и тем, и другим. И что же здесь можно изменить?

Подробный анализ вашего состояния, включающий лабораторные анализы, физический осмотр и психологический анализ может показать наличие различных конкретных факторов, влияющих на ваше настроение и состояние. В зависимости от того, что формирует этот темноватый спектр взгляда на жизнь,  и надо определять план действий. Он может включать в себя прием определенных препаратов и/или пищевых добавок, регуляцию диеты и общего образа жизни, и регуляцию вашего эмоционального спектра, то есть настроения.

 

Учиться себя хорошо чувствовать дело непростое, особенно при многолетней привычке к плоховатому мироощущению. Определите для себя, куда и с какой скоростью вы хотите двигаться, какая помощь вам может понадобиться. Составьте план и придерживайтесь его. Обсудите с близкими людьми шаги, которые вы считаете разумными и которые считают верными они. Ваш план должен включать в себя пункты, имеющие отношение к стилю жизни (диета, упражнения, пребывание на свежем воздухе и в светлое время суток), выполнению врачебных рекомендаций и предписаний (лекарства и предписанный врачом особый режим) и регуляции вашего настроения.

 

Кроме этого, должны знать, что делать, если вам становится хуже (к кому обращаться, с кем советоваться, куда звонить в экстренных случаях). При этом важно понять, что вам стало хуже. Индексацией ухудшения состояния может стать ухудшение физического состояния (появление или усугубление физических болей или дискомфорта, ухудшение сна или напротив, возросшая сонливость, изменение аппетита) и психологического состояния (увеличение ощущения подавленности и безысходности, преследующие мысли о бессмысленности происходящего, учащение состояния расстройства происходящим, повышение плаксивости, раздражительности, нежелание покидать дом). Помните, пожалуйста, что появление настойчивых мыслей о самоубийстве является безусловным показанием немедленного обращения за медицинской помощью. В этом случае обязательно звоните 911.

 

Как вам необходим осознанный план поведения в случае ухудшения вашего состояния, так вам необходим и отчетливый план того, как именно вы поймете, что вам становится лучше. Это не такая простая задача, как может показаться. Очень хорошим помощником тут может стать запись своего настроения дважды в день – утром и вечером. Наглядней будет, если вы будете выражать свое настроение в виде чисел, а не слов. Используйте традиционную шкалу от 0 до 10 для оценки того, как вы себя чувствуете. «0» будет означать состояние плохое настолько, что вы всерьез решаете вопрос о конце жизни (должны немедленно обратиться за помощью, согласно вашему плану по регуляции ухудшения состояния). «10» свидетельствует о превосходном ощущении полноте счастливой жизни. Проследите с помощью чисел за своим состоянием в течение нескольких недель; попробуйте скомбинировать этот мониторинг с ведением дневника. Это поможет вам посмотреть, нет ли между вашей жизнью и настроением зависимости, которая вам раньше не попадалась на глаза. Если есть, то имеет смысл взглянуть на эту сторону жизни подробнее и всерьез подумать, что именно по этому поводу следует предпринять.

 

Очень большой частью вашего состояния является так же ваше мировоззрение, то есть внутренний режиссер. Тот самый, который тихонько, но настойчиво подсказывает вам, что жить плохо; что все хорошее, если оно было, осталось позади; что впереди только тусклая однообразная жизнь; что изменение рутины бессмысленно. Иногда он вам может подшептывать, что вы заслуживаете то, что имеете, или что ваше состояние является закономерным результатом событий, которые произошли с вами в прошлом, например, в детстве. А раз так, то ничего изменить не получится, поскольку изменить прошлое не в силах никто.

О, эти внутренние режиссеры! Они умеют многое. Они способны найти соринку в глазу и расширить ее до размеров бревна, превратить солнечный день в туман над болотом, найти в безоблачном небе признак надвигающейся и неизбежной грозы. Их работа заключается в том, чтоб вы не сомневались, что жить плохо, тяжело, что это ощущение свинцовой тяжести бытия всего лишь норма. При этом настойчиво убеждают, что те, кто видит мир иначе, либо обманываются, либо случайные счастливцы.

 

Известный специалист по депрессивным состояниям Майк Япко называет депрессию «боль жизни». Мне думется, что по аналогии дистимию можно назвать «тяжесть жизни». Можно ли с ней жить? Можно, но тяжело. Можно ли от нее избавиться? Можно. Что произойдет, если вы перестанете прислушиваться к своему гениальному внутреннему режиссеру, суфлирующему вам: «Жить плохо, жить плохо, жить плохо …» ?   Возможно, вам пора с ним расстаться? Есть ли толк от его присутствия в вашей жизни? Что хорошего дает вам этот настойчивый пессимист? Не затянулась ли репетиция …?

Мы окрашиваем свой мир, мы его сужаем и расширяем, мы можем выбирать, как его воспринимать. Женщины, бывшие беременными, помнят, как в период, когда они ожидали ребенка, мир вдруг населили беременные женщины, как много их стало вокруг. Мир ребенка населен детьми, мир взрослого взрослыми. Любители кошек говорят о кошках, садоводы о растениях. Мы там, где мы себя видим. Выход из привычного настроения напоминает путешествие в другой город, с другими запахами, красками, людьми … Не все любят буйство красок и впечатлений юга, но мне пока не приходилось встречать тех, кому неприятны нежные признаки весны: посвежевший воздух, мягкое солнце, свежая зелень ростков. А ведь весна не за горами!

Previous post

Судебный иск на 36 миллионов по делу о праве ограниченного пользования

Next post

Александр Шлеменко: «Нет предела совершенству»