HealthLiving

Кризис среднего возраста

На дворе поздний сентябрь. Деревья еще шумят зелеными листьями, но все ощутимее прохлада, все позже встает солнце. Даже в самый чудесный осенний день по каким-то неуловимым признакам все равно понятно, что лето закончилось, наступила осень и впереди нас ждут зимние холода. Наша возможность хорошо себя чувствовать в любое время года в большой степени зависит от того, что мы знаем о предстоящих обстоятельствах, и как мы к этим обстоятельствам сумели подготовиться. Зимний вечер у камина с чашкой ароматного чая или глинтвейна может быть не менее замечательным моментом, чем пляжный волейбол на берегу озера в июне. Но вряд ли мы будем чувствовать себя уютно в купальнике зимой или с чашкой горячего глинтвейна под жарким летнем солнцем.

Периоды развития жизни людей часто сравнивают с временами года: о детстве и юности принято говорить как о весне, о лете как о молодости и зрелости, зима связана со старостью, а вот по поводу осени можно слышать разное… Для одних она означает время сбора урожая, торжества результатов труда, а для других осень видится временем угасания и потери сил и красок. Наверное трудно найти человека, который бы не слышал выражения “кризис среднего возраста”. Однако смысл в него вкладывается разными людьми разный. Одни считают такой кризис неизбежным условием перехода от зрелости к старости, чреватым как тяжелыми размышлениями о скоротечности и жизни, так и сумбурными действиями по задержанию молодости. Другие пожимают плечами, не понимая, о каком кризисе вообще идет речь.

В 1965 году психоаналитик Эллиот Джакс опубликовал статью Death and the Mid-Life Crisis, посвященную жизни и творчеству около трехсот великих творцов, таких как Данте, Диккенс, Шекспир, Шелли, Китс, Бах. Джакс обратил внимание на увеличение вероятности их смертности в возрасте между 35 и 39 годами, а так же существенное изменение характера и тематики их творчества. Он предложил термин “кризис среднего возраста”, который он определил как одну из критических фаз в возрастном развитии личности, связанную с осознанием собственной смертности. С легкой руки Джакса термин плотно вошел в сознание современного западного общества.

Мало кому, однако, сегодня придет в голову назвать творческие переживания 35 летного человека “кризисом среднего возраста”. Наш западный современник это понятие скорее отнесет к возрасту “хорошо за 40”, а то и “за 50” и свяжет с началом менопаузы или андрогенной паузы. Что же это такое “кризис среднего возраста” ?Существует ли он вообще? Непременно ли ему должны сопутствовать резкие изменения характера и переживания о смертности?

Исследования, посвященные этому вопросу, отрицают обязательность прохождения каждого человека через такой кризис. Только около 10 процентов опрошенных подтверждают наличие в их жизни критического периода, связанного с переходом к старению. Само понятие “средний возраст” является чрезвычайно расплывчатым и изменяется в зависимости от социального и демографического контекста. Многим знакомо выражение “сегодняшние 40 это вчерашние 30”, связанное не только с удлинением срока нашей жизни, но и с увеличением возраста, который ассоциируется с молодостью.

Молодость для западного человека становится не только желанным атрибутом его существования, но уже почти обязательной характеристикой успешности. Если смерть пока остановить или предотвратить нельзя, то ее можно серьезно отодвинуть с помощью изменения стиля жизни и медицинского обслуживания. Тот же стиль жизни и те же достижения медицины позволяют нам выглядеть и чувствовать себя значительно моложе и энергичнее, чем это было доступно нашим ровесникам всего несколько десятилетий назад.  С этой точки зрения, можно предположить, что триггером для серьезного переживания кризиса среднего возраста может становиться страх старения или страх утраты молодости.

В период жизни, который принято называть “средним возрастом”, т.е. от 35 до 65 лет мы сталкиваемся с серьезными изменениями не только в отношении собственных возрастных переживаний. Это время, когда подрастают и взрослеют наши дети, когда старятся, слабеют и уходят наши родители. Время, когда наши карьерные и финансовые решения начинают непосредственно влиять не только на наше настоящее, но и на наше будущее. Время, когда мы сами начинаем ощущать физические изменения в собственном теле, нам все больше становится знакомым чувство физической и моральной усталости.

Жизнь современного западного человека устроена таким образом, что большинство людей, с которыми он общается, это его ровесники. Мы редко сталкиваемся с людьми, которые значительно старше или моложе нас, если они не являются членами наших семей. В результате мы странным образом оказываемся малоподготовленными к собственному возрастному движению по жизни, к принятию старения как закономерной части жизни.

В ряде восточных культур исследователи не видят доказательства существования кризиса среднего возраста как феномена. Похоже, что это особенность западного взгляда на мир, взгляда человека, который боится собственной слабости, болезненности, старости, уязвимости. Но даже в западном мире, несмотря на его культ молодости и энергичности, время переосмысления собственных ценностей в большинстве случаев не ведет к драматическим изменениям характера, образа жизни или к депрессивным переживаниям.

И тем не менее, имеет смысл помнить, что в определенный период жизни мы сталкиваемся с дополнительными физическими и психологическими нагрузками. Порой этих жизненных и рабочих задач становится так много, что очень хочется пересмотреть собственную жизнь, изменить в ней многое, вернуть фокус своего внимания к себе, вспомнить юношеское ощущение легкости и упоения восторгом от жизни, отношений, чувств. Если вы переживаете нечто подобное, с вами все в порядке. Как и в порядке, если ничего подобного вы не переживаете. Неудовлетворенность происходящим это серьезный стимул к изменениям, это основа нашей мотивации к движению и развитию. Если вы ощущаете стагнацию, значит настало время оглядеться и понять, что и как вы можете изменить для улучшения своей жизни и ощущения от жизни.

Мы научились жить дольше. Теперь нам предстоит научиться жить нашу долгую жизнь интереснее, насыщеннее и плодотворнее. Кризис это всегда дверь в будущее, а вот что вы увидите за этой дверью, в большой степени зависит от вас.

Марина Диденко

Previous post

Где и как покупать машину?

Next post

«Актуальная» дружба!?