PeopleCover story

Надежда Мейхер: «Я хозяйка своей судьбы»

Являясь признанным секс-символом Украины и России Надежда смело доказывает своим сольным творчеством, что «дело не в теле, а в душе». С одной стороны, участие в группе «ВиаГра», собственное шоу на телевидении, съемки в фильмах и, конечно, успешная сольная карьера. С другой стороны, ее внутренняя философия, любимая семья, минуты одиночества и вещие сны – все это неразрывные цепи одного большого «Я» под именем Надежда.


– Есть мнение, что имя определяет судьбу человека. Имя Надежда – это не просто набор случайных букв, в нем есть явный смысл. Как думаете, имя влияет на события в вашей жизни?

– Верю в мистику имени. Уверена, что на судьбу человека все влияет в той или иной степени: и имя, и фамилия, и люди, которые его окружают! Я так глубоко не изучала влияние своего имени, но знаю, что женщины с этим именем зачастую обладают мужским характером; они эмоциональные, но волевые.

Какой вы были в детстве?

– Мое детство делится на несколько эмоциональных периодов. В раннем детстве, до 7 лет была очень тихой, спокойной, застенчивой девочкой. Я была крайне скромной, но при этом – абсолютно жизнерадостной. С возрастом начала меняться, особенно в 5-м классе: начали обращать внимание мальчики. И во мне проснулись какие-то защитные рефлексы. Физические и эмоциональные. Проснулся какой-то чертенок. Я дралась с мальчиками, била их. Что касается игр, то от других девочек в этом плане ничем особенным не отличалась. Любила играть в куклы, шила им одежки. Летом меня отправляли в деревню к бабушке, там у нас была любимая игра – строить халабуды. Это такие домики из веток. Играли в дочки-матери, женихи-невесты. Это как бы была модель построения отношений, которую мы представляли себе на тот момент. Мы формировали какой-то свой будущий мир отношений в семье с детьми,  мужчинами. Еще у меня было хобби – лазать по деревьям. Какая-то «пацанская» тяга. Причем, хотела залезть на самое высокое дерево. Однажды я эту мечту осуществила. Как потом сползала с этого дерева, это уже второй вопрос.

– А как в школе учились?

– Никогда не была отличницей. У меня были свои мечты, витала в каких-то своих облаках. Я мечтала о творчестве. У меня была больше склонность к гуманитарным предметам, хотя одно время очень любила математику. К этому предмету у меня проснулся интерес, потому что учитель был очень хороший. Он давал возможность иметь личное пространство, не торопил. Объяснял все очень доступно. Было видно, что человек просто живет этой профессией! Что касается литературы, то здесь мне повезло. Я любила учить стихи. Причем, запоминала их и по программе, и вне ее. Очень увлеклась Блоком. Меня даже в пример другим детям ставили, как надо с душой читать стих.

_DDV1419

– На какие ваши поступки или поведение, близкие могут сказать: «Ну, так только Надя может …»?

– Если даже интуитивно чувствую свою правоту, то меня не переспорить. Я овен по гороскопу. Из меня «вылезает» такой барашек и спорит. Тогда мои близкие понимают: «Вот она наша Надя!».

– Ваши лучшие друзья – кто они? Как давно дружите? Все ли им можете рассказать?

– Все я могу рассказать только в стихах и рассказах. Не могу сказать, что у меня есть друзья. Скорее это приятели, товарищи. Я не склонна к какой-то искусственной дружбе. Я верю в провидение. Нас сводят только тогда, когда это необходимо. Это не потребительское отношение. Как раз плотная дружба и может перерасти в потребительcтво. Я приверженец отношений, которые даются свыше. Отношения могут длиться неделю, месяц… Как правило, это бывает с родственными душами.

– Многие люди боятся одиночества. Вы же во многих интервью говорите, что Вам нравится быть в одиночестве. Что это для Вас значит? О чем вы думаете оставаясь наедине с собой?

– У меня даже есть стих, в котором я воспеваю одиночество, уединение. Под одиночеством подразумеваю состояние души, но это вовсе не значит, что я – глубоко одинокий и в прямом, и в переносном смысле человек. Но я приветствую состояние души, когда ты чувствуешь себя одиноким человеком! Это означает, что я имею свое собственное пространство, в котором я могу почувствовать себя, в котором я  могу делать то, что мне хочется – писать стихи, песни, рисовать, размышлять о чем-то… Для меня это очень важно.

– Люди любят вешать ярлыки. Как Вы относитесь к стереотипу «Черненькая» из ВиаГры? Избегаете ли вы этого стереотипа в Вашей сольной карьере или, наоборот, используете?

– Вы знаете, я ничего не избегаю и никому ничего не собираюсь доказывать. Мне, честно говоря, все равно, как меня называют, потому что знаю, кто есть я! И для меня это самое главное. У меня нет авторитетов. Я сама хозяйка своей жизни и своей судьбы. А если обращать внимание на то, что люди говорят, на то, что они думают, то можно плохо закончить.

– За все время существования коллектива ВиаГра состав участниц постоянно менялся. Как думаете в чем были причины такой большой “текучки» кадров”?

– Когда люди для жизни выбирают себе партнера, то пытаются всецело ощутить, чтобы понимать, кто рядом с тобой, насколько комфортно с этим человеком. Так и в коллективе, должны быть люди, которые подходят друг другу, а когда они не подходят, то постоянно происходит какой-то раскол. Даже не знаю, был ли состав, который так хорошо сочетался по всем качествам… Наверное нет, раз ни один состав не мог долго удержаться. Хотя я склонна к мнению, что именно «золотой» состав был самым удачным: Седокова, Брежнева и я. Мне уже, честно говоря, не охота в этом копаться.

– Мейхер является вашей семейной фамилией. Грановская – артистический псевдоним. Как отреагировали, когда вам предложили взять этот псевдоним?

– Я отнеслась к этому с пониманием, потому что и сама понимала, что моя настоящая фамилия немножко режет слух. Это, видимо, должно было произойти. Был непростой путь роста моего сознания в понимания важности моего рода, моей фамилии. Мне понадобилось время, чтобы сначала потерять себя, а потом опять найти. Причем, окончательно и бесповоротно. Поэтому на протяжении 5 лет я пользовалась псевдонимом Грановская, который в России очень за мной закрепился. Но когда время Грановской ушло, пришло время Мейхер. Я абсолютно твердо и осознанно вернула свою настоящую фамилию, хотя был определенный риск. Ведь мой псевдоним уже закрепился за мной. Почему-то в России меня до сих пор лучше воспринимают как Грановскую, а в Украине прижилась и моя настоящая фамилия.

фото-3

– В одном интервью Вы сказали, что если Вам мужчина поставит ультиматум “или я, или карьера”, то Вы выберете карьеру. Когда на самом пике карьеры Вы узнали о своей первой беременности, были ли сомнения в принятии решения? Что Вы чувствовали в тот момент?

– Сомнений особых не было, хотя я задумалась о том, что будет с моими продюсерами, которые все это затеяли. Я не видела проблемы в том, чтобы выносить и родить ребенка, а потом вернуться обратно на сцену. Всегда интуитивно чувствовала, что я на своем месте и после рождения ребенка передо мной не закроются двери в творческий мир. Я смело уходила рожать и смело возвращалась. Это было и первый раз, и второй, и будет в третий раз, если так случится.

– В то время, когда Вы не были в составе группы следили ли за их творчеством? Не было ли ощущения ревности? Или мыслей вроде, что я бы сделала это лучше…?!

– У меня таких мыслей не было. Я не задавалась целью следить за творчеством группы. Изредка видела то, что показывали по телевидению. Ревности у меня не было никакой! Ведь я уходила из группы абсолютно осознанно. Хотела переосмыслить жизнь и начать с чистого листа. Ну как я могу ревновать, если сама выбрала для себя путь?

1111

– Вы сейчас заняты сольной карьерой. Кто подбирает вам песни, придумывает идеи видеоклипов?

– Темы для песен и видео придумываю сама. Для меня очень важно, когда я целостно нахожусь в процессе, потому что тогда я в полной силе могу воспроизвести то, что во мне сидит. У меня внутри есть определенные настроения по отношению к кому-то или чему-то. Исходя из своего внутреннего состояния, я и выбираю себе тему. Мой сценический образ сегодня это не женщина, которая несет один образ – страдания, ожидания. Нет. Я взращиваю образ той женщины, которая умеет играть в жизнь, которая отдает себе отчет в том, в каких она сейчас отношениях с мужчиной, с обществом, с собой, с близкими. Понятно, что воспеваются чувства в основном к мужчинам, но выражается в основном то, что со мной происходило. Очень люблю философские тексты, в которых много каких-то маленьких истин.

– Так все же кто она – певица Надежда Мейхер?

– Непростой вопрос… Я певица из той серии, которая считает, что пением надо людям помогать. Лечить. Я не уверена, что то, что пою сейчас, буду петь через 2-3 года. Я иду и развиваюсь дальше, ни в коем случае не останавливаюсь на достигнутом. В этом вопросе я доверяю высшим силам, которые меня ведут. Сегодня у меня репертуар, направленный на психологию. Не удивлюсь, если года через 3-4 у меня будет совершенно другое направление. Может быть изотерического характера. Для меня главное – не окунаться с головой в материальный мир, не переступать через себя, чтобы оторвать кусок, как бывает в политике или в шоу-бизнесе. Не знаю, как вообще после этого можно жить и чувствовать себя чистым человеком…?! Поэтому певица Надежа Мейхер – это человек, который никогда не останавливается на достигнутом и стремится все время развиваться.

– Какое у вас видение вашей карьеры? Какие планы?

– На сегодняшний день у меня готов к выпуску дебютный альбом из 12-ти треков. В августе собираюсь снимать второй клип. Сейчас у меня готова концертная программа, где каждый номер является мини-спектаклем. Это маленькие истории из жизни, в которых делюсь своим восприятием мира. Хочу донести до зрителей важную мысль, дать возможность что-то вспомнить, что-то переосмыслить, над чем-то задуматься …

– А на кого из артистов равняетесь?

– Есть артисты, которые оставляют в моей душе эстетический след, доставляют удовольствие. Из «наших» артистов – Лайма Вайкуле, Валерий Леонтьев и Борис Моисеев. Очень люблю их театрализованные выступления. Это очень гармоничные внешне и внутренне артисты, у них полная гармония образа: песня, наряды и номер. Из «зарубежных» артистов люблю Лану де ла Рей и Джорджа Майкла.

фото-4

– Если бы решили написать книгу о своей жизни, то какое было бы у неё название? И что это было бы: роман, трагедия, комедия?

– Скорее, ли это была бы какая-то новелла. Вообще я бы не писала автобиографическую книгу – в лоб. Я бы написала в какой-то другой форме – поучительно-показательной с какими-то важными моментами, у которых должны быть какие-то выводы, какая-то мораль. Мой жизненный опыт дает возможность фантазировать и выдавать истории, которые меня бы не касались, но передавали бы мое острое ощущение мира и людей. Та боль, которая присутствует во мне по отношению к разным вещам, выдает какие-то истории. Они хоть и болезненные, но заканчиваются хорошо и дают мне, единственному пока читателю, основания считать, что в этой истории есть что-то поучительное для читателей. Только с этой точки зрения я могу что-то писать.

– Встречу с Вашим любимым человеком, так же как и рождение второго ребёнка Вы увидели во сне. Так ли …?

– Вещие сны мне начали сниться еще с детства. Но я тогда не обращала на это внимание. Но в какой-то момент высшие силы дали понять, что я должна этим пользоваться. Более осознанно к этому подошла в 20 лет. Это на самом деле невероятная помощь со стороны. Мне снятся сны, которые либо сбываются напрямую, либо дают какие-то подсказки с помощью символов.

– Являясь одной из самых горячих певиц российской и украинской сцены, вы, вероятно, испытываете на себе неимоверный поток внимания со стороны мужчин. Как вы это воспринимаете? Как реагирует ваш близкий человек, дети?

– Что касается близкого человека, то мне кажется, что ему интересно держать себя в тонусе. Я поняла для себя, что мужчины иначе не могут. Это их какой-то природный инстинкт. Что касается детей…? Недавно отвозила сына в другой город, за 500 км от Киева. По дороге мы заблудились, заехав в какие-то поля. К нам, откуда ни возьмись, подъехали «ГАИ-шники» и предложили помощь. Узнав меня, ребята предложили помощь и вывезли нас на нужную дорогу. Мой сын был в восторге! После этого он даже задал мне вопрос: «Мама, как стать знаменитым?».

– У Вас есть любимый человек, дети, успешная карьера. Все ли элементы счастливой жизни Нади в сборе? Или чего-то не достаёт?

– Для меня понятие «счастливый» – очень растяжимое! Это какие-то мгновения, когда внутри идет какая-то вспышка света. Самое большое по полноте счастье, это когда рождается ребенок. Говорят, что художник должен быть голодным. Я воспринимаю это не в том смысле, что он должен быть физически голодным. В таких случаях очень тяжело думать о творчестве. Но у меня присутствует чувство некоего творческого «голода». Да, у меня есть семья, которой я очень дорожу. Есть дети, которых я безумно люблю! У меня есть карьера, в которой я многого добилась своим трудом, но успех сам по себе не несет смысловой нагрузки. Это временное явление. Надо постоянно развиваться и совершенствоваться. В этом я все время нуждаюсь. Этого мне и не хватает.

Андрей Акимов, Константин Воронов

Previous post

Стиль жизни: Сергей Гуанин

Next post

BOXING. Marcos Maidana: The season of hunting