Living

Русская мода Парижа. Часть 2

До 1922 года русские иммигранты в Европе не имели определённого статуса, что ограничивало их экономическую деятельность. Лишь после введения нансеновского паспорта – признанного в 38 государствах документа политического беженца – русские эмигранты наконец получили возможность открывать собственные предприятия. Стали возникать многочисленные ателье и швейные мастерские, которые быстро превращались в дома моды. А создавали их нередко женщины из аристократических семей, казалось бы, менее всего приспособленные к превратностям судьбы. «Трудно преувеличить мужество, с которым дамы высшего русского общества, изгнанные с родины, взялись за работу», – писал о них один французский журнал.

Да, большинство модных предприятий той эпохи было основано русскими аристократками. Они же придали профессии манекенщицы тот престиж, которым она пользуется в современном мире. Мария Ивановна Путятина, свекровь великой княгини Марии Павловны, завела шляпное дело под экзотическим названием «Шапка». Предприятие оказалось настолько успешным, что через некоторое время был открыт филиал в Лондоне. Успеху предприятия способствовало то, что манекенщицей номер один в «Шапке» выступала сама княгиня Трубецкая, чей титул привлекал клиентов.

Графиня Орлова-Давыдова открыла на бульваре Мальзерб русский «Дом мод», специализировавшийся на ручной вязке и набойке шерстяных и шёлковых тканей. Продукция этого дома пользовалась большим спросом. Очень популярна, например, была ткань, имитировавшая старинную парчу. Об этом можно судить хотя бы по тому, что за 1922-1923 годы общая сумма жалованья мастериц (на предприятии трудились исключительно эмигрантки из России) выросла со 100 тысяч франков до 320 тысяч. В 1925 году парижский модный журнал писал: «Оригинальность их рисунков, вдохновлённых старинными орнаментами русских, коптов, египтян, персов, китайцев, а также стойкость и яркость красителей позволили им достичь блистательного успеха у французских и иностранных клиентов». Ведущие парижские дома заказывали у графини ткани для своих изысканных коллекций.

Основательницей Дома моды «Имеди», где одевались дамы из высшего света Франции, Великобритании, Голландии, а также новоиспечённые американские миллионерши, была Анна Ильинична Воронцова-Дашкова, урождённая княжна Чавчавадзе. Начала она свою карьеру в мире моды в качестве светской манекенщицы у Коко Шанель. Удивительно красивая и элегантная, она зарабатывала на жизнь тем, что появлялась в великосветских салонах, в театрах и на приёмах в платьях от легендарной французской модельерши. Другой знаменитой моделью была праправнучка поэта Жуковского – графиня Мария Белевская, олицетворявшая в глазах французов образ русской дворянки. Ведущей манекенщицей известного русского дома моды «Миеб», основанного Бети Буззард – бывшей фрейлиной императрицы Александры Федоровны, была Софья Носович. Она прославилась тем, что с оружием в руках сражалась с большевиками в рядах Белой армии, была приговорена к расстрелу, но чудом спаслась и попала в Париж. В период же гитлеровской оккупации она участвовала в Сопротивлении.

Другим известным в ту пору был дом моды «Ирфе», основанный княжеской четой самых богатых людей России – князем Феликсом и княгиней Ириной Юсуповыми. Притчей во языцех стал и дом моды «Итеб». Его название было составлено из прочитанного наоборот имени хозяйки, баронессы Бетти Гойнинген-Гюне, в первом браке баронессы Врангель.

В каждом парижском доме моды работало по две-три русских девушки. Профессия манекенщицы в эпоху Ар Деко была «говорящей». Манекенщицам приходилось часто рассказывать своим клиенткам о моделях, которые они показывали, на нескольких иностранных языках. Русские красавицы постепенно сделали эту профессию престижной, ведь ещё никогда княжны, графини и баронессы не демонстрировали моду.

Продолжение следует…

Карина Лайон

Previous post

Сколько нас в диаде ...?

Next post

Точка поддержки: между лопатками, где у ангелов крылья