PeopleСтиль жизни

Стиль жизни: Рустем Галич

Рустем Галич: «Если не хочешь работать – займись любимым делом»
Актёр, продюсер, руководитель «Театра поэзии и музыки Рустема Галича», исполнитель русской классической поэзии и прозы, журналист, педагог по сценической речи и художественному слову; Нью Йорк

 

Жизнь после переезда в США, конечно, изменилась, и, думаю, кардинально. Хотя чисто внешне, при кажущихся внешних переменах – я приехал в Нью-Йорк из Москвы (такой же мегаполис) – она изменилась несущественно. Было ощущение, что просто поменял декорации в спектакле, но пьеса в них разыгрывалась та же самая. Лишь со временем я осознал, что все-таки и пьеса несколько поменялась. Помню, когда я после долгого перерыва приехал в Москву (мы делали спектакль в Доме литераторов), по окончании процесса ко мне подошла женщина, которая, видимо, обслуживала зал. Она сказала мне шёпотом: «А я знаю, что вы не отсюда». Я улыбнулся и спросил: «Как же вы это знаете?» «А вы другой», – ответила она. «Как же? – спросил я, – говорю по-русски, вроде, без акцента». «А вы здороваетесь и такой вежливый. А московские артисты с нами не разговаривают, не здороваются. А кто мы для них …?! Обслуга, а ведь у нас тоже есть высшее образование, мы тоже кем-то когда-то были …!».

Трудно сказать наверняка, что бы я делал, если бы никогда не переехал в США. Полагаю, что в любом случае пытался бы делать то, что делаю сейчас. Или, наверное, я бы преподавал в своём родном театральном училище им. Щепкина; может, где-то подрабатывал на радио или телевидении, как это делал до этого. Но мне кажется, однозначно, что там я не смог бы сделать чтение стихов своей профессией, которая меня кормит. Если бы остался в России, то, скорее всего, сошёл бы с дистанции, как это сделали многие мои сокурсники, с которыми учился примерно в одно и то же время.

Меня раздражает, когда люди пытаются с «умными» советами вмешиваться в мой бизнес.

В Штатах мне, естественно, не хватает русскоязычной аудитории, которая могла бы меня прокормить. Поэзия не песня, которая просто ласкает слух. В поэзии мало понимать язык. Поэзия – это определённый код времени и очень конкретной эпохи. И если ты по жизни прошёл мимо погружения в эту эпоху, то этот код ничего тебе не говорит, не затрагивает твоё эмоциональное тело. В первую очередь, звучащее поэтическое слово адресовано людям, хотя бы отчасти с ним знакомым, поэтому найти свою аудиторию в США не так легко. Есть, конечно, русскоязычные люди, которые с удовольствием приходят на мои концерты. Но их численность несопоставима с моей аудиторией в России, где я собираю филармонические залы от 700 до 1000 человек.

В данный момент я нахожусь в туре со своим спектаклем по лермонтовскому «Демону». Это кульминация моего пятилетнего проекта. Я почти уже дошёл до экватора. Всего за четыре месяца должен отыграть 12 запланированных спектаклей и 4 концерта, поэтому в голове у меня исключительно мысли о том, как довести до конца этот тур.

Не могу представить свою жизнь без чтения стихов, без выступлений. Я много чем занимался в жизни: долго работал в СМИ, занимался рекламой, педагогикой, организацией гастролей московских актёров в Нью-Йорке, продюсированием творческих проектов. Но понял, что без всего этого я могу прожить, а вот без чтения стихов на сцене не могу.

Я помню, как однажды наш педагог Владимир Сергеевич Митрохин, которому я обязан всем, чего я смог достичь в этой жизни, сказал (это было так необычно эмоционально для нашего спокойного Владимира Сергеевича): «Почему я этим занимаюсь? Да потому, черт побери (и тут он даже выругался, чего от него, архиинтеллигента, просто невозможно было ожидать), что ничего более интересного не свете нет!». И вот сейчас, пройдя уже определённый путь, и актёра, и педагога, я могу сказать то же самое. Трудно сказать, сколько дала мне в профессиональном плане театральная школа, а сколько я набрал уже сам, как человек, сделавший чтение стихов своей профессией. Но то, что я всегда мечтал много путешествовать, читать стихи и получать за это деньги – стало моим образом жизни.

В детстве мечтал стать актёром – и я им стал!

Я помню день, когда меня настигли первые сокрушительные аплодисменты на сцене. Это был спектакль «Секрет по-русски» на сцене казанского народного театра «Ровесник». Я играл роль графини Мухрышкиной. Мне было тогда 15 лет.

Мне нравится фраза: если не хочешь работать, то займись любимым делом. Так вот, если верить этому постулату, а он действительно абсолютно верен, то можно сказать, что я отдыхаю везде, где ставлю свои спектакли или играю свои концерты. Когда занимаюсь своим делом, времени для меня не существует.

Мой главный жизненный принцип делать исключительно то, что тебе нравится. И больше спать …! И тогда ваша жизненная энергия будет функционировать правильным образом – поверьте мне!

По утру обязательно выхожу в огород. Мало кто верит, пока не увидит сам, но у меня квартира на Манхеттене на первом этаже с огородом. Я там сажаю по весне помидорчики, огурчики, картошечку. Люблю с утра, вместо зарядки, пополоть травку, потом заварить себе свежесорванную мяту, добавить мёд, лимон и пить этот райский напиток, наслаждаясь утренним солнцем.

Без чего нельзя жить? Без здоровья. Единственный кусочек вселенной, за который мы несём личную ответственность, тот сосуд, в который Бог вложил нашу душу, – это наше тело. А все остальное прилагается к этому.

Я никогда не курил.

Легко и без сожаления расстаюсь с людьми, которые начинают разрушать моё здоровье или мою работу.

Я хотел бы заняться пчеловодством. И, более того, обязательно займусь им, ибо с детства люблю пчёл. Когда-то у меня даже была своя маленькая пасека. Недолго. Всего два года. Но любовь к этим удивительным насекомым, которые дарят человеку мёд и здоровье, сохранилась у меня по сию пору.

Думаю, что не скажу ничего оригинального, назвав Родину местом, где я родился. Мой родной город Казань, где частенько бываю, где живут до сих пор мои близкие родственники, друзья моей юности. Мой посёлок Дербышки, где до сих живёт моя мама. Надо сказать, что Казань за последние годы настолько похорошела, что просто стала роскошным столичным городом, в котором очень приятно проводить время. Чистый, с великолепной архитектурой, прекрасной вкусной едой, удобным транспортом, великолепными стадионами, спортивными аренами, гостиницами. Горжусь своей причастностью к этому замечательному городу.

Независимость и дипломатичность, как это ни странно, должен признать, – два качества, которые на удивление отражают мой характер. Когда же разговор о чертах характера завязывается в дружеском кругу, то иногда мои друзья дарят мне ещё некоторые штрихи к портрету. И, если они мне нравятся, я их тоже беру в арсенал. Так моя московская подруга – пианистка Ася, долгие годы моя бессменная партнёрша по сцене – наградила меня титулом «человек с роковым обаянием». А Алла Григорьевна Кигель, наша известная телеведущая, режиссёр, мой большой друг и вообще человек очень острого ума сказала: «Я могу подарить тебе ещё одну черту: спасительное легкомыслие! Я знаю, как складывался твой путь. Скажу тебе, что у многих от одной только мысли, что они могут оказаться в таких ситуациях, в которых был ты, просто бы наступил паралич. А ты почешешься, подумаешь … – авось пронесёт! И, что удивительно, тебя всегда проносит!».

Мне нечего забывать. Я ни делал в своей жизни ничего такого, за что мне было бы стыдно. Поэтому этот вопрос меня не мучит вообще. Хотя все-таки есть то, чего я вспоминать не люблю – это 9/11. Я в был в Нью-Йорке в это время. Более того, я работал тогда на RTVI специальным корреспондентом. Когда все это случилось, и наши ребята не смогли из Бруклина добраться до телестудии, то мне позвонили из нашего офиса и попросили постараться прорваться на работу, надо было срочно делать новости. Я, конечно, прорвался: шёл пешком часа два. Это были буквально первые часы после падения одного «близнеца» – видел все своими глазами …! Это был настоящий ад. Мир лишился цвета вообще. Падение второго «близнеца» мы видели уже на плёнке в студии, которую принёс наш оператор Серёга Гусев. Он выглядел словно мельник, обсыпанный мукой: весь в пепле с головы до пят. Эта его запись потом обошла многие каналы мира.

Кто же не помнит своей первой любви?! Это была девочка старше меня лет на шесть. Я был тогда 16-летним пацаном. Мы играли в одном народном театре «Ровесник». И я просто сходил с ума от этой влюблённости. Это чувство длилось лет шесть, пока не обрело взаимность, после которой очень быстро переросло в дружбу, которая длится до сих пор. Галка Юрченко теперь народная артистка Татарстана, ведущая актриса Казанского ТЮЗа, мой большой друг и очень хороший человек.

Никогда не думал, что в 50 лет жизнь только начинается!

 

Подготовила Гартензия Тигрова

Previous post

«Сладкий ноябрь»

Next post

Баста: «У меня одна амбиция - играть музыку»