PeopleCover story

Софи Лорен: «Нужно быть сильной. Или хотя бы казаться такой»

Легендарная итальянская актриса Софи Лорен обласкана славой: обладательница почетных премий Каннского, Венецианского, Московского и Берлинского кинофестивалей, лауреат пяти премий «Золотой глобус» и владелица почетного «Оскара» «за карьеру, богатую запоминающимися ролями, придающими нетускнеющий блеск кинематографу. Но источник ее жизнелюбия — не удачно сложившиеся обстоятельства, не благосклонность фортуны и не признание. Отметив 20 сентября свой 81-й день рождения, актриса влюблена в саму возможность жить и чувствовать: «Мне нравится жить мою жизнь, мне нравится быть рядом с моими детьми, мне нравится стареть и мне нравится выглядеть моложе моих лет! Почему нет — ведь это не грех». Софи Лорен получает удовольствие от каждой минуты жизни и от каждого ее проявления. Из-под пера великой актрисы вышла не только громкая автобиография «Yesterday, Today And Tomorrow — My Life», но и… несколько книг ее любимых рецептов, хотя представить эту светскую львицу с царскими повадками на кухне почти невозможно. Из ее точных и сочных высказываний легко делать статьи в стиле «правил жизни», по ее рецептам легко готовить, а ее пластичные фильмы радостно смотреть даже адептам современных блокбастеров: всеобщая любимица никогда не добивалась всенародной любви, но любовь эта была неизбежна!

– Софи, 20 сентября вам исполнилось 81. Написав автобиографию, вы решили раскрыть к этой дате все свои секреты?

– Я постаралась написать книгу, которая полностью освещает мою жизнь: от самого начала до сегодняшних дней. Прежде обо мне писали разное, но это были биографии, составленные на основе моих рассказов и встреч с авторами. Мне же захотелось передать свою жизнь так, как чувствую ее я и как я ее прожила.

– В том числе о том, как тяжело быть символом красоты?

– Когда была маленькой, никто не считал меня красивой. Лет в десять я была очень худой, просто тощей, и не могла похвастаться красотой. Сказать, что красива сегодня, тоже не могу – такие вещи определяются другими. К тому же красота не является для меня главным, есть вещи поважнее. Всю свою жизнь я старалась как можно больше заниматься карьерой и донести до общества мысли о важности женщины и ее главном предназначении – материнстве. Поверьте: когда снималась в фильмах, никто не приглашал меня только за мою красоту.

Screen Shot 2016-02-18 at 2.08.14 PM

– Трудности часто сопровождали вашу жизнь, которая другим казалась безоблачной. Достаточно вспомнить ваши безуспешные попытки родить…

– Да, это было ужасно. Мы с моим мужем Карло Понти мечтали создать семью и иметь детей, но многие годы это никак не получалось – всякий раз я теряла ребенка. Я была близка к отчаянию, но однажды появился доктор, который дал мне шанс. Это была огромная победа в моей жизни. Настоящее чудо. И самое большое мое счастье.

– Чтобы родить первого сына, вы согласились провести в кровати всю беременность…

– Это была единственная возможность, потому что доктора не знали, почему я теряю детей. Пришлось почти девять месяцев пролежать в кровати, отказавшись от съемок в кино. Гораздо лучше было со вторым сыном: мне тоже прописали постельный режим, но, к счастью, не так надолго.

– Вам не хватало дочери?

– Да. Особенно понимаю это сейчас, когда смотрю на своих внучек, младшей из которых только два с половиной года. Она потрясающая. Очень красивая, поет, танцует – это все так женственно. Мне доставляет огромное удовольствие наблюдать за тем, как она растет.

– Сегодня многие актрисы берут детей на съемки. В ваше время было иначе?

– Я только однажды взяла с собой старшего сына Карло, когда снималась в фильме “Человек из Ламанчи” с Питером О’Тулом. А так мои мальчики ходили в школу, у них была обычная жизнь – я не хотела, чтобы они просто болтались по студии… И я не была вдали от своих сыновей – по вечерам обязательно возвращалась домой.

Screen Shot 2016-02-18 at 2.08.36 PM

– Как вам удавалось уравновешивать две стороны вашей жизни – кино и дом?

– Это трудно. Я работала каждый день, но воскресенье обязательно оставляла для детей. Когда сыновья были маленькими, у нас была большая вилла в Риме, с огромным бассейном, где мы вместе плавали и играли. На каникулы вырваться удавалось не очень часто – Карло много работал. В ту пору в Италии было очень много случаев краж детей, это едва не коснулось и нас, после чего мы решили покинуть страну. Сначала переехали в Париж, оттуда – в Швейцарию. Именно эта страна подарила мне детей – отсюда был тот самый доктор, который помог мне родить. Мы решили обосноваться рядом с Женевским озером.

– Вы с Карло были прекрасной супружеской парой, в чем секрет вашей счастливой семейной жизни?

– Только в любви. Когда есть это чувство, ты уже не можешь выбирать. И постоянно стараешься стать лучше – для другого человека. Ты открываешь красоту того, кого любишь, его характер, его страсти, увлечения, разделяя все это с ним вместе.

– В семьях случается разное, в том числе и конфликты…

– Нужно, чтобы оба имели обоюдное желание уладить конфликт, что не всегда возможно. И если женщина хочет сохранить свой брак, она должна уступить, потому что у нее гораздо больше терпения и понимания.

Screen Shot 2016-02-18 at 2.08.01 PM

– Кто в вашем доме был главным?

– Это всегда женщина – только она может создать семью. Ни в коем случае не муж. С точки зрения образования детей – да, он активно принимал в этом участие, проводил с сыновьями выходные, подолгу с ними общаясь.

– Но последнее слово оставалось за вами?

– Нет, последнее слово было у Карло, так я делала его счастливым. [Улыбается].

– Известно, что когда вы впервые встретились, Карло Понти советовал вам, например, укоротить нос. Позже он тоже просил вас изменить внешность?

– Нет. Он совсем забыл о моем носе, совершенно! Он больше его не видел. А потом еще и обожать его начал.

– Почему вы решили стать актрисой?

– Это было просто течение жизни – так сложилось. Невозможно сказать: “Все, завтра становлюсь актрисой!” – и стать ею. Но если считаешь, что у тебя может получиться, нужно самому дать себе шанс. Я открывала для себя профессию актрисы шаг за шагом: во время работы в артистическом мире Рима понемногу знакомилась с людьми, пробовала играть маленькие сценки, в которых была очень успешна, а потом познакомилась с великим режиссером Витторио Де Сикой. При поддержке этого потрясающего мужчины мне повезло стать хорошей актрисой. Витторио был великим режиссером – четырежды обладатель “Оскара”, в его коллекции были все главные награды европейских кинофестивалей – от Каннского до Берлинского. Я работала с ним 20 лет. Столько же, сколько и с Марчелло Мастроянни. Это была потрясающая команда: каждый раз, когда мы снимали фильм и он выходил на экраны, нас ждал невероятный успех. Даже тогда, когда с комедий перешли на драмы. Хотя я никогда не училась актерскому мастерству. У меня была школа жизни, но не школа кинематографа.

sofi-loren-mask

– Помните, когда заработали свои первые деньги?

– Это случилось в самом конце 40-х годов прошлого века, когда я только приехала в Рим и сыграла девушку в толпе. В том фильме мы снялись вместе с моей мамой, потому что очень нуждались в деньгах. Смогли заработать на двоих около 25 тысяч лир – невероятная для нас сумма! Потратили на съемки всего два вечера и чувствовали себя сумасшедше богатыми. Правда, ничего особенного на те деньги купить не смогли – мы их в конце концов просто проели. На деликатесы не хватило – покупали печенье, вермишель и хлеб.

– Ваше детство прошло в бедности. Достаток во взрослой жизни изменил вас?

– На мой взгляд, невозможно изменить личность человека при помощи денег. А если это и возможно, то только в случае, если у человека и не было личности. Деньги влияют на привычки, образ жизни, но не на душу. Так же считала и моя мама – главный пример для меня в жизни. У нее был очень сильный темперамент, артистичная натура, она хорошо играла на пианино. К сожалению, мама не смогла встретить мужчину своей жизни. Но всегда и во всем поддерживала меня – и в карьере, и в личной жизни. Она была счастлива за меня и очень мною гордилась.

– А сами вы чем гордитесь больше всего?

– Своей твердостью. Дисциплинированностью. И еще тем, что я очень упрямая. Когда хочу что-то сделать, даже если не все получается (не всегда ведь все зависит только от меня), стараюсь добиться того, что было задумано. Терплю. И потихоньку прихожу к цели.

Screen Shot 2016-02-18 at 2.08.55 PM

– Что вами движет в такие моменты?

– Желание быть успешной, счастливой, чувствовать себя хорошо, желание жить. Я – оптимистка.

– Но есть, наверное, и то, чем совсем не гордитесь?

– Это может быть смешно, но я очень стеснительная. Часто поначалу не знаю, получится у меня или нет на 100 процентов, переживаю. Приходится использовать одну и ту же тактику: сдерживаю эмоции, успокаиваюсь, начинаю чувствовать себя увереннее – и в конечном счете выигрываю.

– В последние годы вы почти не снимаетесь. Как теперь выглядит ваш обычный день?

– Я встаю в пять утра. Не для чего-то – просто привыкла за время работы в кино. Чаще всего приходилось просыпаться очень рано, чтобы успеть сделать макияж до съемок. Я, впрочем, и до того вставала рано – когда ходила в школу. Пусть не в пять, но в шесть – по утрам делала уроки с моим дедушкой… Итак, встаю в пять, затем недолго – минут 20-25 – занимаюсь зарядкой в своей комнате, завтракаю – и иду на прогулку. И только потом приступаю ко всему остальному – простым житейским делам. Или читаю – я очень люблю читать. Прежде у меня не хватало на это времени, теперь же могу наверстать упущенное и читать хоть целый день. Примерно так и проходит моя жизнь.

– Из-за чего можете расплакаться?

– Из-за чего угодно. Честно! Мне может быть грустно или, наоборот, радостно. С моим младшим сыном Эдоардо то же самое. Вчера мы разговаривали с ним по телефону, и он прочел мне одну вещь, которая его очень тронула. И во время чтения трижды прерывался, потому что не мог сдержать свои эмоции. Я спросила его: “Что случилось?! Ты плачешь?” Он ответил: “Да, мама…” И это прекрасно. Он такой же, как и я.

– Эдоардо стал режиссером, и в прошлом году вы уже второй раз снимались в его фильме – в короткометражке “Человеческий голос” по знаменитой пьесе-монологу, которая и в театре не всем под силу. Трудно пришлось?

– Да, это был трудный проект, и я очень горжусь тем, что вышло – и его работой, и своей тоже. Мы замечательно сработались, пусть это было и не так легко. Эдоардо выбрал для съемок Рим, и мы остановились в отеле, где все время пробовали что-то новое, устраивали репетиции, подолгу обсуждали, почему и что именно нужно делать, и только потом вышли непосредственно на площадку. Это был новый довольно тяжелый для меня опыт.

1348210356_50380800

– Но и приятный, ведь можно было много времени провести с родным человеком, с которым обычно видитесь редко. Иногда чувствуете себя одинокой?

– Всегда. Дети очень далеко, но привыкаешь даже к этому. Надо позволить им жить своей жизнью. Они давно выросли, у каждого собственная семья. И надо думать о том, что это их жизнь и они должны прожить ее так, как хотят. Но все равно это доставляет мне боль.

– Не получается часто летать к сыновьям в гости?

– Нет, ведь я боюсь самолетов, они меня очень пугают. Зато мы часто созваниваемся. Не по три раза в день, конечно, но раза три в неделю – точно. К тому же, есть видеосвязь. Это как настоящий фильм! По воскресеньям мы друг другу звоним и я вижу внуков.

– Вы говорите по Skype?

– О, точно, так это называется. [Смеется]. Я в этом совсем не разбираюсь, мой сын Карло настроил это у меня дома. Я только включаю.

– Ваши внуки знают, что их бабушка – одна из величайших актрис?

– Да нет. Может, старшие имеют какое-то представление, потому что изредка случайно видят меня на экране. Но быстро забывают об этом – у них совсем другие герои. И я снова становлюсь для них просто бабушкой.

– Бывает, что пересматриваете свои фильмы?

– Я часто провожу время перед телевизором, и если появляется фильм с моим участием, смотрю обязательно. Вспоминаю, как мы его снимали, как проводили долгие часы на съемках, то время. Сейчас в кино играют совсем по-другому… А знаете, честно сказать, я очень люблю свои фильмы. По-моему, я очень хорошо играла. [Улыбается]. И сегодня очень рада, когда вижу себя на экране.

03342767

– Даже если это фильм Чарли Чаплина “Графиня из Гонконга”, где вы играли роль графини Наташи Александровой вместе с Марлоном Брандо, который жутко вел себя на площадке?

– Даже в этом случае. Брандо был очень сложным человеком, начало того проекта выдалось крайне тяжелым: он все время опаздывал на съемки – не знаю даже, по какой причине. Чарли Чаплин, помню, отвел его в сторону и сказал: “Я люблю дисциплину, и если ты думаешь, что каждое утро можешь делать то же самое – опаздывать и приходить на съемку не подготовленным – я лучше возьму на эту роль кого-то другого.” Брандо пообещал исправиться – и сдержал слово. Позже он объяснил мне, что поначалу был наглым и грубым, не ожидая, что ему могут пригрозить увольнением – ведь он был настоящей звездой. Так что, закончили мы хорошо, все-таки он был замечательным актером.

– И все же приятнее, наверное, вам пересматривать свои ленты с Марчелло Мастроянни?

– Безусловно. Вы только представьте себе: мы с ним сыграли в 14 картинах! Он стал для меня настоящим братом. Марчелло был очень живой, импульсивный, с огромным талантом – находиться рядом с ним всегда было большим удовольствием. Я благодарна судьбе, что она позволила мне так долго быть рядом с ним, поддерживать друг друга и защищать. Мы действительно были очень-очень близки.

– Вы играли со многими легендарными актерами-мужчинами. Бывало, что терялись перед ними?

– Конечно! И терялась, и боялась. Но когда боишься, нужно свой страх прятать. В противном случае проиграешь сражение. Нужно быть сильной. Или хотя бы казаться такой.

24 марта в Copernicus Center состоится творческий вечер легендарной Софи Лорен, где она расскажет о своей жизни и карьере и ответит на ваши вопросы. Информация – на bomond.com

Ольга Литманова

 

Previous post

Александра Алехина: «Мне важно быть, а не казаться»

Next post

Репетиция плей-офф