BlogsЗаписки публициста

Татьяна Корецкая: Кто врет больше?

Фантазеры, выдумщики, лисята, хитрюги… Так чаще всего величают маленьких озорников, говорящих, ну, скажем помягче, неправду. Ах, да, еще сочинители и врунишки… Титулов и ярлыков – хоть отбавляй. А честно ли?

Ну вот когда, например, поскандалили ребенок и взрослый. Кому верит независимая взрослая третья сторона? 99 % – старшему и справедливому. Честному и объективному. А может все эти чудо-характеристики стоит взять в кавычки?

По-моему, мы часто просто выгораживаем и прикрываем друг друга. Конечно, мы же – взрослые!!! Умные, опытные и важные… Нам не до ошибок.  Авторитет же ж нельзя терять. А вот куда катится этот самый хваленый авторитет, если дети рассекретят наши промахи и поймут, что мы поступали с ними нечестно… Думаю, дальше можно не продолжать. Тут уже не до авторитетов, не до доверия и даже не до дружбы…

И когда дети начнут копаться в наших грешках, они найдут много не очень-то лицеприятного… А куда деваться? Все же мы – люди. И не бывает никого, кто бы не промахивался и не ошибался. А вот кто и как это воспринимает, показывает или скрывает – дело очень индивидуальное.

Ну, скажем так. Сколько в своей жизни успел наврать каждый взрослый? Уж наверняка побольше, чем любое его чадо… Да и поупражняться в методах, приемах и формах времени тоже хватило. Конечно, можно говорить о необходимости иногда приврать, о красоте речи, о лжи во благо… Причины, суть и последствия бывают разными. Но! Все-таки… Мы же врем больше и чаще. А обвиняем детей…

Детское обманотворение, по-моему, совсем не такое уж опасное. И рождается оно тремя лишь способами: от обманчивости, от страха или путем отзеркаливания. Первое я бы вообще не назвала враньем. Это фантазия, выдумка, даже игра. Ребенок не может по-взрослому жить взрослую жизнь в свои 5 или даже 10 лет. Нет, он к этому не готов. Ему надо время и… детство.

От страха дети врут не по своей вине. Они боятся гнева, наказаний, обид. И причина этому – опять-таки мы. Что-то идет не так, если малыш боится признаться в своих ошибках или шалостях. Это точный знак того, что он не может быть откровенен и доверять своим собственным родителям. А это уже никуда не годится. Кому же тогда?..

Ну а третье вранье – оно настоящее. Вот только овладевают им не сразу. Детки постарше. Они активно учатся у взрослых всему. Говорить, ходить, ругаться, играть и… врать. Они подражают, делают свои детские выводы и… начинают врать по-настоящему. И вот это уже плохо. Это уже надо как-то бороть и сражать. Но это сложно. Тем более, что сами-то мы не лучше… Через зеркало-то оно, оказывается, виднее.

И вообще, не думаю, что абсолютно детское, младенческое, вранье можно назвать ложью. Это, скорее, враки, обман, выкручивания, хитрости… Но не ложь… Ложь – чисто взрослое изобретение. Преднамеренное и предпродуманное. Дети так не умеют. Пока их взрослые, конечно, не научат…

А бескорыстное вранье, как сказал Сергей Довлатов, – это не ложь, это поэзия.

Татьяна Корецкая

Previous post

Юлия Кислюк: Суд присяжных заседателей

Next post

Коммуникационные стили. Модель В.Сатир