Sportinterview

Возвращение Орла

Боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов вернулся в спорт после продолжительного перерыва. Двухлетний простой был связан с чередой травм: сперва был разрыв крестообразных связок, затем – мениск, потом – перелом рёбер. В первой после простоя схватке, состоявшейся 16 апреля в Тампе на UFC on FOX 19, Хабиб одержал победу над американцем Дэрреллом Хорчером. Победил техническим нокаутом, громко заявив о своём возвращении.

Много времени прошло с того момента, когда вы последний раз выступали в октагоне. Насколько долгими для вас были эти два года?

Они тянулись очень медленно. Это очень большой простой для активного бойца. Чувствую себя, как будто вышел из тюрьмы.

Чему научил вас этот простой?

Я должен тренироваться более разумно, должен работать с диетологом и уделять должное внимание питанию. ММА развивается очень быстро, и спорт совершенно на другом уровне, нежели он был два года назад. Субботний бой показал, что я не отстал от ММА и иду в ногу со спортом.

Тяжело было все это время смотреть за развитием событий в спорте со стороны?

Очень многое поменялось, пока меня не было. Но я наблюдал, кто как дерётся, кто как выступает, кто как получает свои навыки. В моем дивизионе очень многое поменялось. В первую очередь, отношение самих бойцов к этому виду спорта стало более профессиональным. Очень много бойцов уделяют большое внимание работе с диетологами, ведь отменили использование IV [капельницы]. Произошла и ротация в рядах бойцов – новое поколение приходит на смену.

Последний бой до травмы вы провели в Орландо, в штате Флорида. По возвращению снова выступали во Флориде, только в Тампе…

Что верно, то верно. Второй раз дерусь во Флориде, так что могу назвать это место нашим мини-домом. Но я никогда не смотрю, где и с кем мне предлагают бой. Было так и на этот раз. Когда подписал контракт на бой, только через неделю узнал, что кард будет проходить во Флориде. До этого мне было не интересно, где состоится поединок.

Вы провели несколько тренировочных сборов перед боем. Где побывали?

Весь январь готовились в Дагестане вместе с Исламом Махачевым под руководством моего отца. Потом полетели в Бахрейн на двухнедельный сбор. А за восемь недель до боя прилетели в Калифорнию в зал команды «АКА». Двенадцать недель у нас шли тренировочные сборы. Тяжело тренировались, правильно питались, чувствую себя отлично.

В одной из бесед мы говорили с вами об «адской весогонке», через которую вам приходилось пройти в прошлом… Вы несколько раз уже упомянули работу с диетологом. Насколько грамотной можно назвать нынешнюю весогонку?

Диетолог Дэниэл Лис находился с нами все время и в Калифорнии, и во Флориде. Он готовил еду и следил за нашим питанием. Он также работает с такими бойцами, как Кейн Веласкез, Даниэл Кормье, Люк Рокхольд и Джош Томсон. За несколько дней до боя я рассказывал Дэниэлу, как раньше гонял вес, что и как делал. Отличие существенное. Чувствовал себя не только физически, но и психологически намного лучше.

Photo credit Dave Mendel_Sherdog.com 3
Удалось ли прилететь вашему отцу на бой?

Нет. Эта новость очень расстроила меня за несколько недель до боя. Возникли проблемы с визой, и у него не получилось прилететь. Но мы с утра до вечера были с ним на связи. Он сильно переживал. Два моих дяди прилетали на бой, также человек десять близких друзей. Много ребят – российских граждан, которые живут в Америке, – были во Флориде; многие звонили, переживали, спрашивали, как и чем помочь. Поддержка была очень существенная, как будто дрался дома.

Вашему отцу удалось уже побывать в США. Он был в стране во время предпоследнего боя Ислама Махачева. Было приятно познакомить его с Хавьером Мендезом – вашим американским тренером и главой команды «АКА»?

Очень. Две личности, два выдающихся тренера, у которых свои стили ведения тренировок, но очень много схожих программ и схем. Они сразу нашли общий язык. Я очень надеялся, что они оба будут у меня в углу, но не получилось. Надеюсь, когда я буду драться на пояс, отец и Хавьер будут со мной. Они сделали очень много для спорта. Хавьер вырастил очень много бойцов UFC, включая трёх чемпионов: Люка, Кейна и Даниэля. А мой отец вырастил больше 20 чемпионов по боевому самбо и четырёх бойцов UFC. Не просто тренировал, а вырастил с детства. Это Азамат Гашимов, Рустам Хабилов, Ислам Махачев и я. Считаю себя счастливым человеком, зная, что такие люди окружают меня. Не у всех такое счастье бывает! Я это понимаю, ценю и благодарю за это Всевышнего.

За несколько недель до боя у вас сменился соперник. Вам было важно, с кем драться, или было важнее наконец выступить?

Сперва мне было важно, с кем драться. Когда я возвращался, попросил руководство UFC дать мне самого жёсткого парня. Бойца, после победы над которым, я смогу заслужить бой за пояс. Они мне дали Тони Фергюсона, но в декабре я снова получил травму. Все думали, что только я постоянно ломаюсь, а потом мой соперник тоже травмировался. Нужно понимать, что это – спорт и травмы – часть игры. Нужно с пониманием относиться к подобным ситуациям. Ничего страшного в этом нет. Но многие фанаты разочаровываются… После того, как Фергюсон получил травму, я сказал UFC: «Не могу ждать ещё два месяца без боев, дайте мне соперника. Когда я ломался, меня оппоненты не ждали, вы им находили соперников, найдите теперь и мне».

В итоге вам в оппоненты определили Дэррелла Хорчера – новичка организации…

Многие говорили, что мне нужно было его быстро закончить, так как у него дебют в UFC. У меня же всегда один план – чтобы после боя подняли мою руку. Так в итоге и произошло. Нужно отметить, что на этот раз я выступал в весе на 72.5 кг, а не на 70. Это решение UFC. Они нашли соперника, который поставил такое условие. Я сказал: хоть 70, хоть 72, хоть 80 кило, разницы нет. Дайте мне кого-нибудь. Сошлись на 160 паундов, 72.5 кг.

А возникали ли когда-нибудь мысли поменять весовую категорию?

Да. Каждый раз, когда я кушать сажусь, эта мысль преследует меня. Просто в весе до 70 кг есть незаконченные дела. Я их закончу и, наверное, больше туда уже не буду возвращаться. Посмотрим, каждый раз моё мнение меняется, и это не окончательное мнение.

Велика ли была жажда выступления в октагоне?

Я вам так скажу: когда орёл голоден, он выходит на охоту. Так и в моем случае. Мне просто необходимо было выйти на охоту. Если бы голодный орёл продолжал сидеть в своём гнезде, то ничего хорошего от этого бы не было…

Несколько лет назад вы говорили о том, что 25 лет – это пик карьеры спортсмена. Сейчас вам 27. Ваше мнение на этот счёт поменялось?

Нет. Мы как раз с дядей недавно разговаривали на эту тему. Он сказал, что до 28-29 спортсмен дерётся на пике, а после – уже на спаде. Я согласен с его мнением. Время покажет, что к чему.

Вы когда-нибудь готовились так долго к бою?

Всегда тренируюсь, но тяжёлые тренировки обычно начинаю за два месяца до выступления. На этот раз мне пришлось четыре месяца тренироваться, потому что у меня была череда травм, и я не мог поддерживать хорошую форму. Пришлось себя долго к ней подводить.

Тяжело было психологически, когда, как только залечили первую травму, грянула вторая, снова требовавшая операции?

Ничего хорошего со мной точно не происходило. Очень было трудно контролировать свои чувства. Были моменты, когда думал, что ММА больше не нужны мне. Но мы с отцом решили идти до конца и воспринимать травмы как одно из препятствий на пути к титулу. Сдаваться ведь времени нет.

Photo credit Dave Mendel_Sherdog.com 2
В итоге охота «Орла» 16 апреля закончилась успешно?

Все прошло хорошо. План предусматривал не размениваться в стойке, чтобы не давать сопернику возможности увеличивать его шансы на победу. Я следовал наставлениям отца и Хавьера Мендеза и очень доволен своим результатом.

За считанные часы до боя ваши ощущения и эмоции достигли своего пика?

А я не знаю, где находится пик. Он может быть на втором этаже, а может быть и на сотом. У человека возможности безграничные. Никогда не знаешь, где остановишься, где будет пик или финишная прямая. Так что, я не могу точно ответить на этот вопрос.

Как чувствовали себя во время боя?

Сам не ожидал, что буду настолько хорошо и комфортно чувствовать себя в октагоне. Думал, после двух лет что-то поменялось, какие-то другие чувства будут возникать… Но нет. Главное, что произошло, – я стал взрослее и разумнее, и простой пошёл мне на пользу.

Что вы ощутили, когда вам подняли руку в знак победы?

Такое облегчение было, как будто у меня с плеч очень большой вес упал. Когда уже в раздевалке был, то пришёл в себя и понял, через сколько всего прошел и что все позади. Понял, что не стоит никогда сдаваться. Любая трудность либо ломает человека, либо делает его сильнее и закаляет. Одно из двух. Середины нету. Мое испытание длиною в два года сделало меня сильнее.

Ваш бой-возвращение уже позади. Вспоминая вечер субботы, можете сказать, по каким моментам выступления больше всего соскучились?

По тому промежутку, когда на спортсмена направляется камера, и он идёт к октагону. Вот этот момент очень большое удовольствие мне приносит. Ещё запомнилось, когда Брюс Баффер назвал моё имя, а судья поднял мне руку, знаменуя победу.

Что впереди для Хабиба – первого номера в рейтинге легковесов UFC?

Сто процентов я хочу драться за пояс. Но сперва мне нужно пройти Рамадан и немного отдохнуть. 7 июля Рафаэль Дос Аньос будет защищать свой чемпионский пояс. Если он его защитит, а руководство UFC назначит схватку Нурмагомедова против Дос Аньоса, это будет самым большим боем UFC в истории лёгкого дивизиона, самым большим реваншем. И я намерен ждать этого реванша.

Вам важнее бой за пояс или реванш с Дос Аньосом?

Титул, конечно. С Дос Аньосом я, вроде бы, своё дело закончил. Особо мне бой с ним не интересен. Это Рафаэлю должен быть интересен я, ведь его называют фальшивым чемпионом. Если он настоящий чемпион, то должен это доказать. Меня же не так интересуют имена, как пояс чемпиона.

… Вторую часть этого интервью Хабиб давал мне по телефону, уже находясь на взлётной полосе самолёта, через считанные минуты уносившего его высоко в небо – домой, к родным краям Дагестана. Четыре месяца тренировок на износ, два года, ушедшие на реабилитацию, очередное успешное выступление в октагоне, доказавшее всем и вся, что может и хочет Хабиб. Но все это уже позади. Впереди же – более двенадцати часов в самолёте. А потом – повторение уже пройдённого: двухмесячный тренировочный лагерь на износ, очередной бой… который может быть, вернее должен быть, за чемпионский титул. Ведь рекорд Нурмагомедова – 23-0 с 7 последними победами под флагом UFC… Лёгкого лета, Орёл!

Photo credit Dave Mendel_Sherdog.com

Previous post

Шерентинг – зло?

Next post

Новое семейное законодательство 2016 года