EntertainmentLiving

Выше земного

Тенор Сергей Скороходов дебютировал на сцене чикагской Лирической оперы 23 января. Несмотря на то, что он родился в семье боксёра, выбор профессии оперного певца был для него совсем не случаен.

Что значит для вас дебют в Лирической Опере Чикаго? Какие места вы планируете посетить в Городе ветров на этот раз?

Для любого оперного певца дебют в Чикаго Лирик-опере является мечтой, событием и определённым этапом в карьере в целом. Я не исключение из этих правил. Мне очень нравится атмосфера в этом театре, здесь все удобно, как дома. Люди, работающие в Лирик-опере, создают то тепло, которое не почувствовать просто невозможно. Прошлой зимой я выступал в этом городе с чикагским симфоническим оркестром под управлением маэстро Мути. Мечтаю в тот раз попасть на концерты этого легендарного коллектива. Ни разу в жизни не был на баскетболе, а потому планирую сходить на игру «Чикаго Буллз».

А помните, где вы впервые исполнили партию Измаэля в «Набукко» Верди?

Это было пару лет назад на открытии новой сцены Мариинского Театра в компании с Пласидо Доминго и Марии Гулегиной под руководством маэстро Гергиева. Это было незабываемо!

Какой герой, которого вы когда-либо олицетворяли на сцене, вам ближе всего по духу и почему?

Скорее всего, Лоэнгрин. Этот герой приходит на помощь и не просит ничего, кроме как не спрашивать, как его зовут… Ведь у добра, справедливости, чести и достоинства разве может быть имя…?

В каком оперном театре мира вам нравится выступать больше всего и почему?

Как дома я чувствую себя, конечно же, в Мариинке. Это театр, который меня воспитал, многому научил и дал путёвку в профессию… За что огромное спасибо Валерию Гергиеву, поверившему в меня много лет назад.

Что для вас значит понятие «опера»?

Это моя жизнь. Не знаю, как ещё ответить на этот вопрос. И моя любимая опера – всё-таки «Лоэнгрин». Помню, как много лет назад  Лоэнгрина пел Гёста Винберг в Мариинском театре. Он вышел на сцену, и в каждом его движении, в каждом звуке было столько благородства, достоинства и внутреннего спокойствия, что это не могло не тронуть. Обычно Лоэнгрина поют крепкие тенора, с силовым пристрастием доказывая свою правоту на сцене… по ходу спектакля. Тогда же всё было наоборот: он никому ничего не доказывал. В его лирическом тембре было столько уверенности, такта, гармонии, что было понятно,  где добро, а где зло. Он был выше всего земного… Это, наверное, было одним из самых сильных моих впечатлений в опере.

Читала, что карьера в опере была для вас совершенно случайна… Повернув время вспять, вы бы хотели что-то изменить в жизни?

Карьера в опере не может быть случайной. За этим стоят годы труда, репетиций, провалов, побед и многого другого. Да, я вырос в боксёрской семье и со спортом знаком не понаслышке с детства, но главное место в моей жизни всегда занимала музыка! Несмотря на это, я также люблю играть в футбол и настольный теннис, плавать, но, по большому  счёту, времени, конечно, маловато на это всё.

 

Previous post

Смена статуса

Next post

Единственная попытка