PeopleCover story

Юля Осина-Фридман и Паша Сетрова: В искусстве без амбиций не пробьешься: выше планка – выше прыгнешь!

Сегодня мы поговорим с двумя мультиталантливыми и весьма неординарными девушками – Юлей и Пашей. Вообще, девушки являются дуэтом (как в жизни, так и на сцене) и представляют себя миру как музыкальный проект HotGod, базирующийся в славном городе Нью-Йорк. Но, помимо их совместной музыкальной деятельности, каждая из этих девушек параллельно занимается собственным делом: Паша создает коллекционные куклы, а Юля пишет музыку и тексты для популярных звезд российской сцены, занимается фотографией и кино. Вообще, биография и сферы деятельности Юли и Паши довольно объемны. И чтобы не упустить ничего (ну или почти ничего), хотим поделиться с вами тем, о чем мы не успели поговорить с девушками в интервью. Например, о том, что Юля Осина-Фридман – является профессиональным музыкантом, за плечами которой многолетний проект «ЯR» и режиссерское образование, а Паша Сетрова в прошлом модель одного из ведущих модельных агентств России, училась в литературном институте и написала роман, который был издан в Роман Газете и в настоящее время ее роман есть в подшивках всех библиотек России. Обе девушки любят удивлять окружающую публику и хотят завоевать весь мир. И, надо отметить, имея такие амбиции как у этой парочки, можно завоевать и не один мир. В общем, читайте, делайте выводы или не делайте, но познакомтесь с ними обязательно!

– Как вы встретились?

Юля: Мы познакомились через друзей в одной из социальных сетей в 2008 году. Правда, позже выяснилось, что мы уже знаем друг друга. В то время мы обе жили еще в Москве.

Паша: Нет, ну это уже было позже, а сначала мы познакомились на общей вечеринке в кафе. Но, мы даже не поговорили, по-моему.

– Сразу стало ясно, что ваша дружба будет долгой? Какие были первые впечатления друг о друге?

Паша: Нет, конечно. Мы уже взрослые люди и прогнозов на будущее заранее не строим, и так ясно, что каждый из нас может оказаться не таким, каким кажется в момент знакомства. Но удивляюсь, почему я не отпугнула Юлю. Ведь тогда, 4 года назад, я переживала сложный период обострения своей эпилепсии (падения в обморок и не только), и вообще, неадекватное поведение.  Ну, а Юля мне показалась очень милой и доброй девушкой, несмотря на «готический» вид: подведенные черным глаза, бритая голова, черная одежда …!

– Что вас сближает? Всегда соглашаетесь друг с другом?

Юля: Нас сближает очень многое, как в жизни, так и в работе. Мы вместе создаем арт-проекты, пишем музыку и песни, как для себя, так и для русских и украинских исполнителей.

Паша: И, вообще, всегда находим общий язык. Невозможно продолжать ни совместную жизнь, ни общий проект, если не приходишь к общему мнению. В итоге, так или иначе, но все идет по одному или другому пути, а может, и вовсе находим середину – третий путь.

– Кто из вас двоих больше «рулит»? Кто главный идейный вдохновитель?

Юля: Порой, конечно, бывает, что мы не сходимся во мнениях, тогда я уступаю, не люблю спорить. Мы делаем все вместе. Порой Паше приходит идея, и мы тут же садимся за клавиши или ставим свет для фотосъемки, а иногда я просыпаюсь с идеями.

Паша: Я тоже не люблю спорить, но у меня обычно больше аргументов, чтобы склонить Юлю на свою сторону. Вообще, все свои действия я всегда могу подкрепить аргументами. Когда полностью, со всех сторон аргументируешь свое мнение – с ним невозможно не согласится.

– Почему уехали из России? Как оказались в Штатах?

Юля: У нас большие амбиции. В Москве мы достигли достаточно многого, чтобы принять решение уехать в Америку. Многим покажется, что мы что-то потеряли, но, я считаю, что это движение вперед. Держаться за прошлое – это значит оставаться на одном месте всегда.

Паша: И вообще, чтобы изменить что-то в своем прошлом, надо постоянно двигаться. Все художники всегда меняли свое местоположение и, это только давало богатства их творчеству. Иногда, просто понимаешь, что все здесь исчерпал, месишь воду в ступе – тогда пора паковать вещи.

– Почему именно Нью-Йорк?

Юля: Нью-Йорк – это город, который насыщен возможностями. Если есть большое желание добиться чего-нибудь – вперед в Нью-Йорк. Мне так кажется. Мы это уже чувствуем на себе.

Паша: Ну, сначала мы еще год пожили в Сан-Франциско, Калифорния. Это не совсем наш город, я бы даже сказала, что совсем не наш.

– С чего все начиналось здесь, в Америке?

Юля: Поскольку мы не поменяли наши деятельности, то могу сказать, что здесь все продолжилось. Немного с паузой вначале, поскольку нам пришлось находить новые знакомства и связи, но наше движение восстановилось. Паша продолжает делать скульптуры, я работаю с музыкой; плюс ко всему, мы создали наш общий музыкальный проект Hot God, в котором обе поем.

Паша: Да, поначалу было тяжело, начиная с бытовых вещей: покупка клавиш, колонок, музыкальных программ, обустройство моей мастерской – все надо было набирать вновь. Так, ушло много денег и времени. Порой садилась за скульптуру – вроде все приготовила, а то одного, то другого нет – и вроде мелочь, а такая необходимая … Приходилось докупать или искать замену, если нет того, что нужно. Некоторые вещи мне мама до сих пор присылает из России, например, строительный бинт для стенных швов (я обматываю им каркас скульптуры или кисти «Черная речка»), а  здесь таких просто нет.

– Вы приехали из шумной и большой Москвы в еще более громкий город.
Что для вас Москва и что Нью Йорк? Где ваш дом …? В чем разница между этими городами?

Юля: Вы правы, Москва и Нью-Йорк очень пересекаются между собой по своему характеру. Оба города очень быстрые, насыщенные и сумасшедшие. Думаю, это придаток любого мегаполиса. В Москве осталось много наших друзей. В Нью-Йорке друзей пока меньше. Поначалу скучали очень. А сейчас наши друзья сами приезжают к нам в гости.

Паша: Дом там, где все твои планы и надежды! Стало быть, на данный момент – это Нью-Йорк. Хотя недавно мы побывали в Майами и серьезно начали подумывать о переезде. Мне предложили открыть собственную галерею вместе с партнером. Пока все на стадии переговоров, но, возможно, именно это и послужит главным толчком к переезду.

Сейчас устраиваем опрос – не помешает ли это карьере. Мнения разделились. Однако глубоко внутри, мне кажется, что лучше оставаться в Нью-Йорке: в этом городе и людей больше, и вообще, это одна из мировых столиц.

– Что значит для вас слово «красота»? Какой образ вы представляете, когда слышите фразу «красивый человек»?

Юля: Красота вмещает в себя сочетание внутреннего равновесия и внешнего поведения. Красивый человек – это всегда уверенный в себе человек.

Паша: Я, возможно, представляю себе опрятного сдержанного человека с благородными манерами и умением держаться в обществе.

36797_50580851

– Вы сами работаете над своим образом? Что вас вдохновляет на создание «нескромных» образов?

Паша: Это всего лишь продукт мысли, нужно уметь зацепить внимание не пошло, а как-то на грани красивого и уродливого, но необычного и красивого. Хотя, конечно, смотря о чем мы говорим: о фотографии или о жизни. В жизни я гораздо спокойнее выгляжу – на грани обычного и красивого.

Юля: Это образ жизни, я думаю. Так было всегда, с самого детства. Мне приходилось придумывать, менять себя достаточно часто, чтобы не становилось скучно. Мне нравится выделяться !

 – Как появилось название проекта – Hot God? И какой смысл оно несет в себе?

Паша: Почти никакого, не стоит воспринимать его серьезно. Нам понравилось, что название звучит как стишок. При этом, в нем сочетается не сочетаемое.

 – В чем особенность вашей группы? Как можно охарактеризовать направление/стиль вашей музыки?

Паша: Особенность в наших личностях, в нашей энергетике, во внутренней силе, в посыле наших мыслей и прочем; чем отличается один артист от другого. Не больше, не меньше.

Юля: Как музыку, так и песни мы пишем в стиле рок. Легкий электронный рок. Но, если честно, то это очень приблизительное определение. Ведь музыка – не точная наука, поэтому назвать стиль нашей музыки невозможно. Для каждой песни можно подобрать свое направление.

 – Какие планы у проекта? Вы ориентируетесь исключительно на американскую аудиторию или планы на выступления в России тоже есть?

Юля: Пока хотим поработать для местной публики, хотя Россия есть в планах и желаниях. Мне не хочется определяться, я хочу для всех!

Паша: Я ориентируюсь на весь мир. В искусстве без амбиций не пробьешься: выше планка – выше прыгнешь!

– Какие отзывы чаще всего слышите о проекте? Как реагируете на критику?

Юля: Мы в самом начале нашего проекта и нам, конечно же, интересны мнения, количество просмотров видео или лайки. Безусловно, мы встречаем и негативные отзывы тоже. Но, никто никогда не сможет завоевать 100% позитивных голосов. Нам это не мешает продолжать. Хороших отзывов гораздо больше.

Паша: Самый большой поток негатива был именно от русских, из-за акцента. И очень сложно переубедить людей, что акцент будет всегда. Это как часть меня или Юли, то с чем мы воспитались; наше постсоветское детство. Не нужно это искоренять насильно, поскольку это как вырывать насильно здоровые молочные зубы: они поменяются сами, когда придет время. А если не хватает желания слушать нас в целом, значит и не надо слушать. Это же так просто.

f3aed1e-ka34

 – Юля, в Москве вы писали песни для таких популярных артистов, как Лолита Милявская (Ориентация-Север); вместе с Пашей написали «Революцию» для Светланы Лободы. Как вообще получилось, что ваши песни стали исполнять популярные звезды шоубиза?

Юля: Мы с Пашей и сейчас продолжаем сотрудничать с русскими и украинскими артистами. Мы до сих пор работаем с Лободой. Недавно написали для нее очередную песню, которая называется «Цунами». Ну, и не только эту. Вообще, началось все с песни «Ориентация-Север». Я написала ее за 5 лет до того как она попала к Лолите. Песня просто лежала в «ящике». Но, позже мне позвонили и предложили выкупить ее. Конечно, я была очень рада этому.

 – Когда впервые услышали написанную вами песню по радио, как себя чувствовали? О чем думали?

Юля: Это было приятно! Учитывая тот факт, что песня заняла 1-е место на «Золотом Граммофоне» и так же на Песне года. Я была счастлива, честно! J

 – То есть, как можно догадаться,  за тексты в проекте Hot God отвечаете вы?

Юля: На самом деле, тексты пишет Паша. За исключением тех, которые были написаны на русском языке (и переведены на английский) мной до этого проекта. Мне очень нравятся тексты Паши: они порой философские, иногда – разгружающие, но всегда с идеей. Она всегда знает, что хочет сказать!

_DSC10131

– Паша, а как вы начали делать куклы? Помните первую работу?

Паша: Началось все с того, что я случайно вырезала из свечи Паганини со скрипкой, и сшила ему смокинг. Но, он развалился в руках в один момент. Затем, моя подруга принесла мне специальную пасту для творчества, которая быстро застывает, и я наделала целую кучу персонажей в разных интересных костюмах. Но они были без каркасов, с болтающимися ручками. Подруга оценила и сказала: «Неплохо, но все-таки в Центральном доме художника лучше». Я об этом на тот момент не знала, побежала смотреть, и – о, как же мне понравилось! Первая мысль: хочу обладать, вторая – хочу уметь так же. Так (с подсказки работницы галереи) я пошла на курсы. Неделю спустя, мою первую работу взяли на выставку. И в первый же день той выставки, моя работа была продана! Так началась моя карьера кукольника – почти без первых ошибок. Я была дико счастлива!

– Сколько сейчас их у вас?

Паша: Даже не знаю, не считала. Наверное, больше сотни. Можно посчитать на сайте Psychodoll.com. Хотя, если вы имеете в виду количество кукол у меня дома сейчас, то ни одной. Они либо в галереях, либо проданы.

2219_h395_w690_auto

– Не жалко расставаться?

Паша: Конечно же, нет: где бы их размещать …? И вообще, художник по-настоящему профессионал только тогда, когда он зарабатывает своим творчеством деньги, иначе – это хобби, хотя и высокого уровня.

 – Вы часто участвуете в выставках. Что это за выставки и где можно встретить ваши работы?

Паша: Мои куклы довольно популярны в Токио. Еще были выставки в Канаде, Франции, Германии, Латвии, Литве, не говоря уже о различных галереях в Нью-Йорке и, конечно же, в Москве. В Москве вообще добилась больших результатов: делала выставки в тех галереях, куда куклы не допускались. А вообще, искусствоведы четко разделяют кукольников от художников современного искусства и относят их к декоративно-прикладному искусству.

– Из какого материала делаете куклы? И сколько времени тратите на изготовление одной?

Паша: В основном, это фарфор, но бывало я использовала и полиуретан и даже фибергласс (из этого материала делают корпусы для лодок и мотоциклов). А по времени – около месяца, смотря какой сложности скульптура.

 – Не приходилось создавать куклу Вуду?

Паша: Ну, это был бы лишь «прикол», шутка. Я не одушевляю свои работы. Для меня это всего лишь скульптуры. Правда, иногда с портретным сходством (портрет на заказ).

 – Ваши куклы могут нести определенную энергетику ее владельцу? Это как-то может влиять на его жизнь?

Паша: Нет, это все предрассудки или бурное воображение самого владельца (тогда у него и картины и стулья должны нести энергию …!?) Все люди разные и все зависит от того, как сам человек воспринимает это. Я в свои скульптуры никакой энергетики не вкладываю (кроме своего труда и видения красоты). Я вижу этих кукол, начиная с пластилина, заканчивая приклеенными волосами; знаю, где у них огрехи, которые пытаюсь исправить (это вижу только я). Знаю, какой кукла была, когда она еще только зародилась у меня в голове, и какой стала впоследствии. Считаю, что работа удалась, если она максимально приближена к образу в моей голове.

– Как русские и как американцы относятся к Вашему творчеству? В чем принципиальная разница?

Паша: Русским, наверное, ближе «мультяшность». Здесь, в Америке, меня всегда сравнивают только с одним человеком – Tim Burton, так как здесь нет подобного. Люди вообще любят все классифицировать: это на то похоже, а то на это. Не буду никого переубеждать. Тим Бёртон, так Тим Бёртон.

– Где берете вдохновение для творчества? Кто и что вас вдохновляет?

Паша: Работы современных художников, древних художников, художников 19 века. Вдохновение находится везде. Главное не сразу переносить его на скульптуру или фото, а дать побыть в голове, так сказать, пронести через себя. А то можно просто создать копию, и это уже будет не ваш процесс творения.

Юля: Меня вдохновляет музыка, ее атмосфера. Я могу послушать какую-нибудь песню или музыку и начать новое кино или просто историю. Могу вдохновиться от энергетики другого человека и написать песню о том, каким я вижу этого человека внутри его самого, не зная его лично. Но бывает и наоборот: могу влюбиться в человека и не написать ничего.

beaten-glamour-07

– Какие воспоминания несете из детства? Что запомнилось больше всего?

Паша: Даже не знаю, как ответить на этот вопрос … Детство было тяжелым временем для меня, оттого очень много воспоминаний. Помню, как хранила пустой пузырек от маминых духов на шкафу. Когда мне было очень тяжело, я его нюхала: передо мной возникал образ матери – родной, чистый и добрый … Через какое-то время, он стал совсем неуловим. Запах являеся одним из самых стойких воспроизводителей образов. Если сомневаетесь, то поэкспериментируйте с этим.

Юля: Я в детстве была совершенной непоседой и творила вещи, которые никто из других детей не делал. Я каталась по лестнице на футляре от скрипки, играла на ней лежа под роялем, потому что не могла выстоять урок в 30 минут. Обо мне отличники писали сочинения о том, как плохо я отношусь к портфелю … А ведь портфель был очень тяжелым для меня, и я тащила его за лямку по асфальту и по полу. Вот, что мне помнится. Думаю, меня все знали J.

Чего Вы больше всего боитесь?

Паша: Боюсь ничего не успеть.

Юля: Не знаю…. В глобальном смысле, наверное, ничего. У меня есть сегодня, а сегодня у меня все хорошо. По мелочам – лишь тараканов .

– Что значит для вас слово «свобода»? Считаете себя свободной, Юля?

Юля: Свобода … Даже не знаю, как описать это чувство. Но могу сказать, что я всегда была свободным человеком. Мне давали и дают делать это родители. Свободу каждый день получаю от того, чем я занимаюсь по жизни. Мне дает свободу Паша, а я ей. Свободу дает Америка.

– Чтобы вы изменили в своей жизни? 

Юля: Абсолютно ничего. Поменяв какую-то маленькую деталь, цепочкой изменится все остальное. А я не хочу этого. Я люблю все, что меня окружает сейчас! Я счастливый человек!

– А что бы вы изменили в этом мире?

Паша: Я бы попробовала убедить людей относиться бережней к планете. Это честно, не какие-то общепринятые слова.

Юля: А я бы попробовала донести до людей, особенно до мужчин, что войны – это самая глупая придумка на свете! Я не могу понять этого!

 – Вам приходилось бороться за что-либо в жизни?

Паша: Я много боролась за свое творчество, за его право быть на этом свете. За здоровье тоже очень много боролась …! Везде победила .

– За что вообще стоит бороться в жизни?

Юля: За любовь, свободу в любви, за свое спокойствие. Но не бороться, а хочется, чтобы просто это уже все было!

Паша: Жизнь – это сплошная борьба, и если перечислять все то, за что бороться, получатся либо слишком высокопарные слова, либо миллионы перечислений.

Как Вы понимаете понятие «художник» в нашем современном мире?

Паша: Я думаю, как и в любом мире, – это нестабильность, постоянный поиск, сомнения. Художники, в основной массе, зарабатывают немного, но у всех перед глазами пара примеров тех, кто добился невероятных высот в искусстве. Все художники живут надеждой, что и они смогут добиться успеха, так как каждый из них верит в свой талант. Правда только в том, что не каждый добивается, но это, опять же, вопрос о борьбе и о жизни.

– В завершение нашего разговора, скажите пару слов для наших читателей?

Юля: Я желаю любви всем! Желаю не оставаться равнодушными никогда. Чувствовать и наслаждаться!

Паша: Я бы хотела пожелать читателям наслаждения красотой, и пусть даже плохую погоду или мелкие неприятности вам скрашивает красота, окружающая вас. Может, вы её найдете в природе, в ваших детях ..!?. Главное, чтобы ее всегда было много и вы её видели. Спасибо, что дочитали до конца .

Проект Hot God: hotgodmusic.com

Андрей Акимов, Константин Воронов

Previous post

Bellator Signs “The Janitor” Vladimir Matyushenko To Expanding Light Heavyweight Division

Next post

Марина Диденко: История со стульями.