Uncategorized

Юрий Шевчук: «Наша цивилизация наплодила овощей»

Группа ДДТ представит в Америке масштабное шоу «Иначе» и камерный «Сольник»

В январе 2013 г. группа ДДТ совершит гастрольный тур по Северной Америке, во время которого представит в Чикаго свое новое высокотехнологичное шоу «ИНАЧЕ». В ряде городов США и Торонто группа сыграет более камерную программу «Сольник». Юрий Шевчук – уникальный рок-исполнитель, известный не только своим музыкально-поэтическим мастерством и драйвом подачи, но и активной гражданской позицией, неравнодушием к социальной и политической жизни страны. Он, пожалуй, единственный из когорты российских рокеров подобного масштаба, крепко вписан в страницы новейшей истории России и ее оппозиционного движения.  Предлагаем вашему вниманию небольшое интервью с певцом.

Юрий Юлианович, чем вы объясняете тот факт, что протестный запал, которым отличался  русский рок в 80-е годы, сегодня сохранили лишь немногие рокеры? Остальные же вполне спокойно чувствуют себя при нынешнем режиме, а то и прославляют его самые реакционные проявления?

Когда начиналось рок-движение в России, в конце 70-х – начале 80-х, система нас давила, но это только сплачивало наши ряды. По правде сказать, мы находились вне системы не потому, что мы были крутыми революционерами, «че геварами», – просто той системе мы были на фиг не нужны! Мы были инородными элементами, но мы были безумно свободными. Все!

В какой-то момент рок-движение во многих городах взорвалось и повело людей к свободе. Потом началась перестройка, и критика власти, поиск свободы, гражданская тематика перетекли в газеты, в телеэфир. Все бурлило и без нас. И в начале 90-х мы ушли в лирику, чтобы понять, кто мы есть на этой земле. Социальной критики и без нас хватало. Я тоже написал два лирических альбома. При этом мы не встраивались в систему. Свобода гуляла по стране, а мы были сами по себе.

Затем началось закручивание гаек. В России появилось устройство под названием «вертикаль», и стало трудно дышать. И теперь не все можно донести со сцены. За что-то можно и по шее получить. И многие группы, команды «опопсели». Как только человек встраивается в систему, он тут же становится попсой, официантом в искусстве, обслугой режима.

Сейчас многие рок-бэнды на Красной площади играют. Они встроены в систему, точнее – пристроились к ней. Им так хорошо. Они веселят людей. Но для меня это уже не рок-музыка.  Подчеркиваю, для меня! Я свое мнение не навязываю.  Но вы знаете, художник не может быть объективным. Если я буду объективным, я ничего не сделаю в творческом смысле. Просто кто-то выбрал кремлевскую площадь, а кто-то – простые залы.

Но если настоящий рок отвечает фундаментальным, глубинным запросам человека, почему, например, Ваша песня «Когда закончится нефть» не стала хитом, как когда-то ими становились Ваши же «Революция» или «Террорист Иван Помидоров»?

Общество поменялось. Народ нажрался революциями, а потом поголодал. Соглашение между правительством и обществом пока работает: «Вы нам пенсии, мы – не вякаем». У людей накопилась историческая усталость. Почему народ попсу слушает? Так проще, легче, не нужно думать. Многие разучились думать, да. К сожалению!

Так может быть, музыканты предпочитают петь о любви не столько потому, что боятся системы, сколько потому, что сама публика, как от навозной мухи, отмахивается от мыслей, которые не  касаются их личного мирка — тухлого, скучного, но все же своего?

Да, деградация происходит. Причем не только в нашей стране, а вообще – в мире. Повсюду овощей наплодили. Их наплодила наша цивилизация. Как Б.Г. пел: везде «бродят плешивые стада»…

И все же, когда в начале 90-х началась война в Чечне (которая, по сути, так и не закончилась по сей день), многим казалось, что рок-музыканты откликнутся на эту тему… Однако в 90-е годы, когда никто еще никого не затыкал и не было «мягкой цензуры», так и не появилось ни одной песни против войны в Чечне, если не считать композиции «Спускаясь к великой реке» Машины Времени…

Война в Чечне стала шоком для рокеров. Я со многими обсуждал эту тему. Ребята говорили: мы ничего не понимаем, где — правда, а где — ложь. Эта война нанесла им удар под дых. С одной стороны, наши русские солдатики погибают, а с другой – чеченские ребята погибают. Ментально, разумом, духовно наши творческие силы в целом, а не только рокеры, оказались не готовы к этому испытанию, и многие самоустранились от этой проблемы. Я-то туда поехал, посмотрел, мы дали там концерт. А другие, может быть, приняли в этой ситуации единственно мудрое решение – вообще ничего об этом не говорить.

А Вы зачем поехали в Чечню, а потом в Косово, Афганистан, Грузию?

Если ты считаешь себя художником, нужно быть не только там, где хорошо, в клубах, где девки, вискарь, но и там, где херово, где трагедия, Может быть, попытаться там и физически чем-то помочь, раненых перенести, сделать что-то хорошее и понять весь этот ужас. Чтобы сделать выводы. Художник должен проявить себя где-то.

Вспомните Пушкин, Лермонтов, Толстой – все они были на войне. Кстати, все ждали, что в своем «Путешествии в Арзрум» Александр Сергеевич споет победный гимн русскому оружию,  телегу такую за русскую армию напишет. А он ни фига этого не написал! Он не смог этого написать, потому что увидел, что там творится. Он увидел там тысячи правд со всех сторон, и воспринял это как трагедию. И на него многие обиделись. Даже его друзья офицеры. Я, конечно, не Пушкин, но я приблизительно так же воспринял то, что увидел. У меня есть поэма «Кавказские войны», я там об этом пишу.

Юрий Юлианович, все мы выросли в советское время, когда активно пропагандировался атеизм. Как воспитывали Вас родители? Расскажите, пожалуйста, какой была Ваша дорога в храм.

Папа и мама состояли в коммунистической партии. Хотя сейчас и папа, и мама – верующие. Вспомнили со временем, что они – крещеные. Это, конечно, хорошо. А как я пришел в храм? Как и многие сегодня туда попадают, благодаря личной трагедии. Это было давно. В храм я пришел где-то году в 1992. Когда у меня стряслась беда, я понял, что все потеряло смысл. А когда все теряет смысл, то ты понимаешь, что если нет Бога, то уже жить вообще незачем! Вот так я пришел к Богу. Еще мне помогли мои собственные размышления и прекрасные люди, которые были рядом. Философские беседы с ними. Все-таки я – очкарик!

Вы каетесь на сцене, соответственно – открыто говорите о своей вере. При этом Вы стараетесь поделиться своей верой с поклонниками группы?

Я не страдаю комплексом мессии. Знаете, когда пить человек бросает, то начинает морщиться на окружающих пьяниц. Начинает всех учить и советы давать: что ж ты делаешь! И так всех «грузит», что действительно больше вреда приносит, нежели пользы. В вопросах веры все сложно, поэтому надо очень мягко действовать.

У размышляющего, думающего человека всегда идет поиск. В этом нет ничего плохого. Ведь на самом деле все дороги ведут к храму. В этом я искренне убежден. Но я не такой ортодокс, чтобы топтать чужие святыни. Это нехорошо. Поучение, да еще со сцены – это более смахивает не на проповедь, а на крестовые походы. Я, кстати, изучал эпоху крестовых походов. Ничего хорошего в них не было, могу Вам сказать.

Много лет назад, в предисловии к альбому «Черный пес, Петербург» Вы написали, что ДДТ переживает эпоху зрелости. Какой период переживает группа сегодня?

Сейчас у ДДТ эпоха зрелости. Я похож на того волка в чепчике, к которому приходит Красная шапочка (молодежь): «Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие большие уши?» – «Для того, чтобы лучше тебя слышать». То есть мы действительно стали зорче видеть и лучше слышать. Мне это нравится. Но мой инструментарий, те художественные средства, которыми я владею, они уже не удовлетворяют нюансированности восприятия молодых людей. А это значит – надо как-то расти. Это хорошо. Это и есть зрелость. Зрелость – это когда ты одну строчку можешь шлифовать неделю. А юность – это когда ты за неделю пишешь альбом.

К нам в Чикаго Вы привозите новую программу. Что это – новый взгляд на происходящее, другое мышление и видение этого мира?

Это другой способ существования во времени и пространстве, отличный от навязываемой нам модели унылого в своем «позитиве» раболепного общества потребления. Каждый из нас может погреться у костра внутренней свободы. Каждый из нас может жить иначе, не глотая циничную пропаганду, не довольствуясь банальными, мертвыми ответами на живые вопросы бытия.

Программа «ИНАЧЕ» получила самые лестные отзывы прессы, публики и музыкальных критиков. Программа  была названа лучшим шоу в истории отечественной рок-музыки, концерт «ИНАЧЕ» в СК «Олимпийский» в Москве  был назван лучшим концертом года, альбом «ИНАЧЕ» признан лучшим альбомом года, «Песня о свободе» побила все рекорды и продержалась на первом месте 8 недель и до сих пор остается в первой десятке. Группа ДДТ была названа лучшей группой года, а Юрий Шевчук был признан лидером в опросных листах ведущих СМИ в разделе «Музыка». На основе программы был снят фильм «Небо под сердцем» – первый в истории отечественного кинематографа фильм-концерт, снятый по законам жанра для кинотеатрального проката. Лишенная громких лозунгов и плакатных призывов, наполненная философскими  размышлениями и неожиданными музыкальными решениями, продуманная до мелочей и постоянно меняющаяся, программа  нашла отклик в сердцах как молодых, так и давних поклонников ДДТ.

В Чикаго единственный концерт группы ДДТ состоится 23 января 2013 в  08:30 вечера в Congress Theater (2135 N Milwaukee Ave, Chicago). Билеты на bomond.com

Previous post

Crumbly and Sweet for the Soul – Rustic Apple Crostatas

Next post

35 лет "Служебному роману"